В одном мгновеньи видеть вечность,
Огромный мир – в зерне песка,
В единой горсти – бесконечность
И небо – в чашечке цветка.
У. Блейк (перевод С. Маршака)
Ростовский областной музей изобразительных искусств и М-галерея представили свой совместный проект «Пространство цвета Калуста Мовсесяна».
Калуст Богдасарович Мовсесян родился в 1951 году в Чалтыре. В 1971 году окончил Ростовское художественное училище (творческая мастерская Т. Ф. Теряева). В настоящее время его произведения можно встретить в частных собраниях как российских ценителей изобразительного творчества, так и зарубежных. В 2010 году ростовская М-галерея представила творчество Калуста Мовсесяна и его сына Бориса Мовсесяна, пошедшего по стопам отца, в Париже (Лувр, галерея Le CHEVAL DE SABLE), назвав выставку «Отец и сын». Но, думается, над этой удивительно талантливой семьей художников парит и некий святой дух. Им явно покровительствуют Небеса, позволив обоим, не выезжая далеко за пределы родного Чалтыря, воспарить высоко в своем творчестве, стать мастерами живописи европейского масштаба.
С чьей-то легкой искусствоведческой руки Калуста Мовсесяна принято называть ростовским Винсентом Ван Гогом. Сравнение лестное, на первый взгляд. Но лишь потому, по нашему мнению, лестное, что имя этого нидерландского живописца, жившего во второй половине позапрошлого века, широко известно в мире. Что же касается Калуста Мовсесяна, то, убеждена, слава мирового масштаба к нему еще придет. Она дождется его. Как дождались картины Калуста Мовсесяна, чтобы он, по настоятельной просьбе сына, их спустил с… чердака, куда складывал годами без надежды и особенного желания выставить, и, уж тем более, прославиться. Впервые работы были широко представлены М-галереей лет десять назад. Они сразу буквально ошеломили публику своей искренностью и граничащей с гениальностью гармонией, как в композиционной выстроенности, так и в неожиданном, но всегда точном подборе красок. Хотя сам Калуст Богдасарович, кажется, все еще не очень понимает (а может, не хочет понимать и принимать как данность), что признание пришло к нему однажды и уже никогда не оставит его.
Для Калуста Мовсесяна камертоном человеческой и творческой порядочности был и останется навсегда его Учитель Тимофей Теряев, который, как известно, был, в свою очередь, учеником великого Мартироса Сарьяна. Вспоминая своего Мастера, Мовсесян говорит: «Это был кристальной честности человек. И меня он учил, в первую очередь, быть честным по отношению к своим работам, к тому, о чем хочешь рассказать в них». Мовсесян пишет в основном свой родной Чалтырь, его природу, его людей. Даже натюрморты его составлены из того, что было только что собрано в огороде у дома. Но как это все значительно и многозначно в своей простоте… При этом взрывном буйстве красок, сколько тишины и легкости в его картинах.
Оглядывая выставку Мовсесяна, в которой Чалтырь запечатлен то утонувшим в снегу, то по-весеннему цветущим, но всегда прекрасным и поэтичным, всматриваясь в лица обитателей этого села, увековеченных на его портретах, спокойно и доброжелательно всматривающихся своими узнаваемыми армянскими глазами, вдруг подумала: «Хочу в Чалтырь! К чему Париж, когда рядом есть вот этот вот всегда прекрасный и вечно юный Чалтырь?»
Отзываясь о своем друге и собрате по художественному цеху, другой известный чалтырский художник Хачатур Гренадеров заметил на открытии выставки: «Калуст – это Моцарт в живописи! Он божественно прозрачен и легок в своих красках. Наша с ним общая Родина – Чалтырь – в его работах представлена как лучшее место на земле».
Что ж, и это правда, с которой согласится каждый, кто, придя на выставку, посмотрит на Чалтырь глазами художника Мовсесяна.

Нонна МИРЗАБЕКОВА

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *