ГРАНИЦЫ МОЕГО ЯЗЫКА — ЭТО ГРАНИЦЫ МОЕГО МИРА 09.Авг.2022

Родился Амбарцум Аршалуйсович Толохян 1 ноября 1951 года в селе Чалтырь Мясниковского района Ростовской области. Родители его были земледельцы. Он с детства любил сравнивать иностранные языки, например, как перевести некоторые предложения с армянского языка на русский и наоборот. В конечном счете понял, что это — его, и поступил на факультет иностранных языков Ростовского педагогического института. По окончании института он в течение месяца проработал в Чалтырьской школе №1, затем его пригласили в Ростовский машиностроительный институт (ныне ДГТУ), и на протяжении четырех лет он преподавал там немецкий язык. После женился и поступил на работу в Ростовский строительный институт, занимал должность заместителя декана по работе с иностранными гражданами, но когда узнал, что нет никаких перспектив получить квартиру, устроился в Ростовский медицинский университет. Сначала работал преподавателем, потом заместителем декана, и тогда его кандидатуру рекомендовали в загранкомандировку.

Когда Толохян проходил собеседование в Министерстве образования СССР, ему предложили Шри-Ланка, а поскольку эта страна находится близко к Индии (он любил эту страну), то он с радостью согласился и через МИНВУЗ уехал в эту загадочную страну, где проработал 3 года.

«Почему именно меня выбрали? Ну, тут у меня особых заслуг не было. Как и остальные преподаватели, я писал методические рекомендации для преподавателей. Надеюсь, что многие обращались к моим пособиям. Наверное, с учетом того, что я уже достаточно квалифицированный специалист русского языка как иностранного, был рекомендован для работы в Шри-Ланке. О чем не жалею», — говорит Амбарцум Толохян.

В городах Келания и Шриджаяварденепур он преподавал русский язык на основе английского ланкийским гражданам. Уровень эрудиции у них был невысок, но вместе с тем, они внимательно слушали, стараясь запомнить каждое слово. И потихоньку начали разбираться в русском языке. Амбарцум Аршалуйсович рассказал мне, что во время очередной лекции произошел невероятный случай: «То помещение, где я работал, аудиторией сложно было назвать. Это было на улице, 2-3 стойки, естественно, никаких стен, крыша была из сена или соломы, продувал сильный ветер мою, так сказать, с позволения, «аудиторию». И я спокойно рассказывал о нашей великой стране — Советском Союзе, которая дала великих композиторов, поэтов, писателей, как вдруг обнаружил, что прямо над моей головой ползет огромная змея желтого цвета. Не знаю названия этой змеи, потому что на острове Цейлон очень много змей. Я увидел перепуганные глаза моих студентов, я действительно перепугался… а это несомненно было, так как хотелось еще немножко пожить, поэтому, наверное, минуты 2-3, я неподвижно стоял, смотрел на студентов и ничего не говорил. Все это время студенты смотрели то на меня, то на эту огромную змею. Бог меня тогда миловал, она проползла дальше и не тронула. Потом студенты долго между собой о чем-то говорили. О чем именно, не знаю, но если это не был день моего второго рождения, то что-то близко с этим связанное было».

В городе Коломбо, где находился Советский культурный центр, он руководил шахматной секцией, давая сеансы одновременной игры ланкийским любителям шахмат и сотрудникам советского посольства. Конечно, уровень шахмат там и здесь нельзя сравнивать. Достаточно сказать, что его, перворазрядника, попросили сыграть с человеком, у которого был 2-й или 3-й рейтинг в Шри-Ланке по шахматам. «Я сыграл с ним матч и благополучно проиграл со счетом 6:10, но здесь, конечно, 2-го или 3-го призера страны я никак не смог бы обыграть. Это еще раз свидетельствует о том, что уровень шахмат в этой стране очень слабый. И когда местные газеты написали, что приехал «большой мастер спорта из СССР», я, конечно, читал это с насмешкой. На том уровне я был не плохим шахматистом, но никак не здесь», — говорит Амбарцум Аршалуйсович.
Часто его студенты не могли выговорить его отчество, поэтому он представлялся, как Амбарцум Аркадьевич: «Однажды монголка начала смеяться над тем, что очень смешное у меня имя, то есть не Иван Петрович, а Амбарцум Аркадьевич. Кстати, ее звали Дэлгермаа Отгонцецег Мандалбаярин. Нигериец тоже посмел посмеяться надо мной, дескать, у меня необычное имя. А его, как сейчас помню, я это имя никогда не забуду, звали Обе Адегбаюга Адевале Самуэль Эдисон Окоронкво Огбонайа.

И каждый раз я их просил, чтобы они запомнили мое имя. Видимо, им это сложно было сделать».

Амбарцум Толохян владеет многими языками, хотя скромно отвечает, что всего одним или двумя: «Дело в том, что я несколько раз ездил переводчиком в Германию, и однажды мне нужно было сделать оригинальный перевод устройства доменной печи с немецкого языка на русский. Я понятия не имею, что это такое, и меня спасло то, что в последнюю минуту передумали, иначе я бы ударил в грязь лицом. То есть, я перевожу неплохо, ну, надеюсь, неплохо, тексты литературные, философского содержания, а что касается техники, здесь уже я слаб, и поэтому никак не могу сказать, что хорошо владею немецким языком». После этих слов зазвенел его телефон, и его сотрудница попросила, чтобы он объяснил что-то немецкому клиенту. Аршалуйсович очень быстро и, на мой взгляд, без акцента объяснил немцу, что его документы в кратчайшие сроки будут готовы и тот успокоился.

Вернувшись из Шри-Ланки, а это 1989 год, Толохян продолжил преподавание в Ростовском медицинском университете. Его хотели направить в Японию на кафедру современных языков, но развалился Советский Союз, и русский язык стал никому не нужен. Вот так закончилась его загранкомандировочная деятельность и поскольку, зарплата была маленькой, а нужно было кормить семью, то получив предложение стать директором одной коммерческой структуры, он охотно согласился: «Коммерция — это было новое направление в моей жизни. Мы тогда торговали финским мороженым по всему Северному Кавказу. Это были не лучшие годы, тогда рэкет был на каждом шагу. И ко мне не раз приставали, хотя я не был хозяином этой фирмы, но, слава Богу, все обошлось. Думаю, что это время было для всех одинаковым». В настоящее время Амбарцум Толохян работает в бюро переводов и судебной экспертизы ООО «Открытый мир» заместителем директора: «Мы переводим с иностранных языков, как западных, так и восточных. Сейчас в штате работает 92 переводчика. Что касается экспертизы, то это очень сложное дело. У нас начальник отдела экспертиз — очень большой специалист, особенно по почерковедению. Он по почерку может определить твой возраст, какие у тебя заболевания, мужского рода ты или женского».

Амбарцум Аршалуйсович занимается сопоставительным анализом заимствованных слов и словосочетаний в наречии донских армян, несколько раз ездил в Крым, пытаясь собрать информацию: «К сожалению, Крым мне мало что дал в получении информации. Это не научная работа, это, наверное, зов души. Люблю я это дело и надеюсь, что когда-нибудь удастся что-то сделать. Папа мой тоже любил очень сравнивать языки. Ну, скажем, как перевести дословно слово «аманлва». Кстати ни в одном другом языке, я не встречал это слово «аманлва», то есть одним словом выразить сущность этой тряпки для мытья посуды никак нельзя».

А еще он пишет музыку. Около 40 песен написаны им, многие совместно с ростовскими и московскими поэтами. Мало кто знает, что Толохян еще создает сценарии для фильмов, в которых основной темой является человечность и доброта, а главные герои — это благородные люди, готовые бескорыстно прийти на помощь. Благодаря ректору Ростовского института иностранных языков Георгию Георгиевичу Нестерову, который напечатал один из сценариев Амбарцума Толохяна, в 2012 году была издана книга под названием «Позови меня на край земли». Что касается остальных сценариев, то они пока ждут своего часа.
Яков ЧУБАРОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вы можете использовать эти HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>