ПРАВДА О 44-ДНЕВНОЙ ВОЙНЕ УЖЕ ВЫШЛА НАРУЖУ, НО ГЕНПРОКУРОР ЕЕ «НЕ СЛЫШИТ» 16.Ноя.2021

Реальность против мифов
Комиссия по расследованию обстоятельств 4-дневной войны 2016 г. не смогла «перенести» в реальность мифы, которые тиражировали оппоненты власти. Андраник Кочарян не смог доказать, что из-за отсутствия боеприпасов солдаты воевали палками, что генерал Юрий Хачатуров, вместо того, чтобы руководить боевыми действиями, пил виски и играл на бильярде, что в баках военной техники, вместо горючего, была вода, а солдаты от голода ели траву. В противном случае доклад этой комиссии не пылился бы на полке.

ПО ИТОГАМ 44–ДНЕВНОЙ ВОЙНЫ общество получило не мифы, а конкретные свидетельства участников боевых действий, генералов, полковников, раненых бойцов, родных и друзей погибших, попавших в плен и пропавших без вести. В соцсетях и с трибун самого разного уровня эти люди целый год говорили и продолжают говорить о том, что призывников и добровольцев отправляли на линию огня без соответствующей подготовки.

Свидетели говорят о том, что солдат срочной службы без опыта и знаний отправляли под огонь «байрактаров», что после 9 ноября в лесах оставались попавшие в окружение армянские солдаты, которые так и не дождались помощи.

Те из них, кому посчастливилось выйти на российских миротворцев, вернулись домой, остальные были расстреляны или взяты в плен. Их родители неоднократно осаждали здание МО, называя перед телекамерами имена и фамилии тех, кто виновен в гибели и пленении десятков и сотен солдат. Это были адресные обвинения, большая часть которых повисла в воздухе…

До сих пор участники боевых действий указывают на конкретные факты, когда офицеры покидали солдат на передовой. Они рассказывают, как бойцам дали команду занять места в автобусе, когда нужна была команда «воздух!» и требовалось, наоборот, разойтись, о том, что в последние дни войны неожиданно прекратились поставки оружия, что солдаты воевали без касок и бронежилетов. Это, повторюсь, показания свидетелей и участников боевых действий, которые никак нельзя сравнить с теми слухами и мифами, которые тиражировались после апрельской войны 2016 г.

Преступление по сокрытию преступлений

Минувший год показал, что генпрокуратура игнорирует факты тяжелых военных преступлений, предпочитая расследовать менее значимые деяния.

ДЕЛАЕТСЯ ЭТО НЕ ПО ПРИЧИНЕ профессиональной лени или отсутствия должных навыков. Такое отношение к преступлениям имеет под собой конкретную политическую подоплеку. Генпрокурор Артак Давтян четко выполнил по итогам года задание Пашиняна списать поражение в 44-дневной войне на дезертирство, незаконный оборот оружия и прочие деяния, ведь не за красивые же глаза генпрокурору решили повысить зарплату на 120%!

На фоне операции по захвату вершины «Леле Тепе», в ходе которой погибло, по разным данным, от 700 до 800 человек, то, что предъявила обществу генпрокуратура спустя год с подписания позорного заявления о капитуляции, сильно смахивает на очковтирательство. Итоги работы генпрокуратуры по расследованию военных преступлений могут быть квалифицированы как попытка сокрытия тяжелых преступлений. А сокрытие преступлений — это тоже преступление…

На первый взгляд, генпрокуратура назвала внушительную цифру 800, обозначив ею количество обвиняемых по фактам преступлений, предположительно совершенных в дни войны. Крупных разоблачений нет. Дела 55 из 800 уже направлены в суд, в отношении 8 лиц оглашены приговоры суда. Львиную долю составляют обвинения в незаконном ношении и применении оружия, похищении оружия, оглашении сведений, содержащих государственную тайну, а также обвинения в уклонении от военной службы, в дезертирстве, невыполнении приказа, насилии по отношению к командиру или вышестоящему чину, побег с территории военной части, членовредительство и проч.

Представленные генпрокуратурой сведения об этих делах носят общий характер, что не соответствует общественным требованиям. 8 дел, по которым уже оглашены приговоры, касаются незаконного перемещения оружия и боеприпасов из Республики Арцах, незаконного оборота оружия. Эти военные преступления, вне сомнения, подлежат раскрытию, но они волнуют общество в последнюю очередь. Дела, которые уже направлены в суд, главным образом, касаются дезертиров, а также тех, кто пытался получить деньги от родных солдат, попавших в плен.

Вопросы без ответов

Чтобы читатель представил себе проблему в полном объеме, сообщу, что, когда Пашинян покинул бункер МО и впервые оказался в телеэфире, то рассказал на всю страну про то, как солдаты при личной встрече пожаловались ему на одного завскладом. Этот завскладом, по словам Пашиняна, в разгар боевых действий отказался выдать солдатам оружие и боеприпасы. Солдатам пришлось взять склад силой.

ПАШИНЯН ЗАЯВИЛ ТАКЖЕ, что ему известны все обстоятельства этого преступления, включая личность виновного. После этой вопиющей истории журналист, а ныне депутат от фракции «Айастан» Гегам Манукян неоднократно посылал запросы в Генпрокуратуру с просьбой предоставить объяснения по факту.

Долгое время ему отвечали, что уголовного дела по указанному факту нет. Позже дело возбудили, однако обвиняемых до сих пор нет. Это значит, что Пашинян либо солгал на всю страну, либо генпрокуратура не может арестовать завскладом, имя которого известно, и который в разгар боевых действий отказался выдать солдатам оружие и боеприпасы!

Не так давно экс-посол РА в Канаде руководитель аналитического центра «Модус вивенди» Ара Папян в эфире телеканала «5» объявил, что ему известны имена генералов, которым давали взятки во время войны. Ведущая уточнила, являются ли его слова заявлением о преступлении, Папян ответил утвердительно. Почему его до сих пор не допросили? Военную прокуратуру не интересуют генералы, которые, по словам экс-посла, запятнали честь мундира?

Есть дела, которые расследуются под грифом секретности, а это значит, что общественность вряд ли подучит ответ на вопрос: был ли Шуши сдан по предварительному сговору или азербайджанцы захватили его в результате боевых действий? Учитывая персональные качества Давтяна, а также размеры принадлежащего его семье движимого и недвижимого имущества, трудно представить, чтобы Генпрокуратура всерьез занялась изучением этого вопроса. Вопросов много, но на них нет ответа в отчетах Генпрокуратуры. Вряд ли на них ответит и формируемая следственная комиссия парламента во главе с тем же Андраником Кочаряном.

Правда о 44-дневной войне звучит постоянно и повсеместно, но только после отставки режима на скамье подсудимых окажутся истинные виновные в сдаче 75% территории Республики Арцах и гибели 5 тысяч солдат. Только после отставки режима Генпрокуратура займется выяснением причин, по которым на 3-й день боевых действий было прекращено пополнение живой силы на передовой, и назовет имя того, кто отдал этот преступный приказ. На 4-й день войны Совбез игнорировал доклад начальника Генштаба Оника Гаспаряна о необходимости прекращения боевых действий. После отставки режима генпрокуратура выяснит, почему на видеозаписи того заседания Совбеза отсутствует этот фрагмент доклада?

Разоблачение истинных виновных поражения в договорной войне станет возможным, когда исчезнет директива сверху списать поражение на вооруженные силы и командиров среднего звена. Правда о 44-дневной войне доступна обществу, о ней говорят и пишут, а генпрокуратура занимается текучкой в обход ответа на глобальные вопросы. Например, о том, чем занимался в осажденном Шуши экс-руководитель СНБ Аргишти Кярамян?

Почему участник обороны Шуши бывший командир полка Службы госохраны СНБ Ашот Бадалян рассказал о нем, как о человеке, который в те дни в штабе Шуши решал какие-то вопросы? Что осталось за рамками рассказа? С какой целью Пашинян направил в зону боевых действий человека, которому не было на тот момент 30 лет и который даже в армии не служил? Почему после окончания войны Кярамян пошел на Общественный телеканал и попытался косвенно обвинить лидера партии «Айреник» экс-руководителя СНБ Артура Ванецяна в том, что тот со своим отрядом якобы покинул район боевых действий?..
Марина Мкртчян

Голос Армении

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вы можете использовать эти HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>