МОСКОВСКАЯ ПАТРИАРХИЯ СОЗДАЛА В АРМЕНИИ ЕПАРХИЮ РПЦ. ДОЛЖНО ЛИ ЭТО БЕСПОКОИТЬ ЭЧМИАДЗИН? 08.Ноя.2021

Есть ли политический подтекст в решении Русской православной церкви открыть свою епархию в Армении? Что думают по этому поводу различные эксперты в области религиоведения? Обо всем этом в нашем материале.

15-го октября Священный синод Русской православной церкви учредил епархию в Армении. И сразу же определенные силы стали искусственно политизировать это решение и представлять его как следствие конфронтации между РПЦ и Армянской Апостольской церковью. Есть ли для этого реальные основания?

«Образовать в пределах Республики Армения епархию Русской Православной Церкви.
Епархиальному архиерею Ереванско-Армянской епархии иметь титул «Ереванский и Армянский» с кафедрой в городе Ереване», — говорится в решении Синода. В подчинении епископа будет шесть церквей, действующих в Ереване, Гюмри и Ванадзоре. Покровский храм, что в столичном округе Канакер, станет Кафедральным собором.

Возглавить епархию поручено заместителю председателя отдела внешних церковных связей Московского патриархата архиепископу Клинскому Леониду. При этом пост зампреда отдела за ним сохранится. 53-летний уроженец Ставрополя Леонид Эдуардович Горбачев (мирское имя архиепископа) до назначения в Ереван успел накопить богатый опыт службы за пределами родины. Управлял приходами в Боснии и Герцеговине, Греции, Израиле, Египте, возглавлял епархию Южной Америки.

В декабре 2016-го года решением Священного синода был назначен управляющим тогда еще только образованного Патриаршего благочиния в Армении. То есть и до образования епархии именно он и был ответственным за все приходы РПЦ в Армении. Но чем же все-таки было обусловлено решение о преобразовании патриаршего благочиния в самостоятельную епархию?


Мнения на этот счет разные. К примеру, главный редактор религиоведческого информационно-аналитического портала CredoPress, религиозный обозреватель Александр Солдатов берется утверждать, что этим решением Патриарх всея Руси якобы стремился бросить вызов Католикосу всех армян, с которым у него будто бы разногласия политического характера. В своей статье в «Новой газете» Солдатов пишет: «На протяжении всей своей истории Русская церковь уважала церковный «суверенитет» Армянской церкви и не вторгалась на ее территорию. Теперь же РПЦ создает епархию в самом Ереване, что с точки зрения канонического права означает непризнание существующей там армянской иерархии во главе с католикосом всех армян Гарегином Вторым».

Логика автора выглядит по меньшей мере странной. У Русской Православной церкви за пределами страны есть десятки епархий. Хотелось бы понять, означает ли это, что Московская патриархия не признает существующие в этих странах католические, лютеранские, англиканские, иудейские, суннитские, шиитские, индуистские, буддистские иерархии и их лидеров? Думается, ответ очевиден.

Если бы решение Священного синода РПЦ несло в себе хоть какую-то угрозу автокефалии Армянской церкви, вряд ли бы Гарегин Второй лично просил русского патриарха ускорить решение вопроса об учреждении в Ереване епархии. А о том, что Католикос с таким призывом действительно обращался, свидетельствует стенограмма вступительной части беседы двух духовных лидеров, состоявшейся в Москве 13-го октября. «Эта встреча является также возможностью обговорить вопросы, связанные с представительством Русской православной церкви в Армении. К сожалению, решение этого вопроса затягивается. Но мы надеемся, что в скором времени вопрос решится и Русская церковь будет представлена в Армении на высшем уровне», — заявил армянский патриарх. Высшим уровнем представительства, как известно, является именно епархия. Так что утверждение Александра Солдатова о том, что создание в Ереване епархии РПЦ является проявлением притязаний на каноническую территорию Армянской Апостольской церкви, ни выдерживает критики.

В полемику с Солдатовым вступил другой известный эксперт в области религиоведения, шеф-редактор церковно-политической редакции агентства «Регнум» Станислав Стремидловский. «Московский патриархат не собирается переманивать армян в православие. Так что Эчмиадзину нет оснований опасаться Русской православной церкви», — отмечает он.

Впрочем, следует все-таки отметить, что у некоторых иерархов Апостольской церкви действительно иногда возникают опасения относительно возможности верообращения армян в православие. Дело в том, что значительной частью прихожан действующих в Армении православных церквей являются этнические армяне или члены смешанных семей. Да и сами священники в большинстве своем — сыновья, рожденные в смешанных русско-армянских семьях: иеромонах Давид Абрамян, иеродиакон Макария Оганесян, протоиерей Арсений Григорянц… Но нет никаких оснований говорить об угрозе в Армении «православного миссионерства». Православных священников в Армении никогда не замечали за пропагандой верообращения. И уж со статусом представительства русской церкви эта проблема точно не может иметь прямой связи. Так что учреждение в Ереване епархии никоем образом не может грозить ни целостности Армянской Апостольской церкви, ни ее авторитету и влиянию.

Религиовед Александр Солдатов настаивает на том, что решение об учреждении в Ереване епархии якобы имело еще и политический подтекст. Он считает не случайным факт того, что Синод созвал заседание сразу после трехсторонней встречи духовных лидеров Армении, Азербайджана и России. Посредничество патриарха Кирилла не привело к существенному сглаживанию антагонизма между Гарегином Вторым и Аллахшукюром Пашазаде. Солдатов намекает на то, что в Московской патриархии рассчитывали на большую сговорчивость армянского католикоса. «Духовным лидерам Армении и Азербайджана не удалось ни о чем договориться под эгидой патриарха Кирилла. И поспешное решение о создании епархии РПЦ в Армении прозвучало как ответ Кирилла на риторику Гарегина Второго», — пишет религиовед.

И опять же с ним трудно согласиться. Риторика армянского Католикоса была предельно корректной и сдержанной. Да и ожидания от московской встречи были в большей мере связаны с подходами третьего участника, который, похоже, так и не проявил готовности содействовать в вопросе освобождения пленных.

Не знаю, в какой мере учреждение епархии стало следствием второй карабахской
войны, но готов поверить в то, что повышение уровня представительства РПЦ в Армении способно косвенно сказаться на ходе урегулирования конфликта. Создание в Ереване епархии РПЦ позволяет проживающим в Карабахе православным надеяться на возможность возрождения духовной жизни русской общины. Как известно, мэрия Степанакерта выделила в центре города территорию в семь тысяч квадратных метров для строительства православного храма. Но у живущих в Нагорном Карабахе русских, украинцев и белорусов уже сейчас возникает уместный вопрос — а кому же будет подчиняться их будущий настоятель?

Совершенно очевидно, что попытки подчинить православную общину Степанакерта Бакинской епархии РПЦ, в силу понятных обстоятельств, обречены на провал. Куда более естественной представляется перспектива подчинения будущего степанакертского храма Ереванской епархии.
С этим согласен упомянутый выше религиозный обозреватель Станислав Стремидловский. «Спорным пока остается вопрос, к какой епархии будут относиться православные храмы в Нагорном Карабахе. Формально они могли бы быть переданы Бакинской епархии. Но судя по тому, что Московский патриархат с Армянской Апостольской церковью договорился о создании Еревано-Армянской епархии, не исключено, что именно она станет правящей для православных в Нагорном Карабахе», — пишет он.

Если Московская патриархия действительно решит подчинить будущий степанакертский приход Ереванской епархии, это вовсе сможет быть расценено как признание государственной независимости Нагорного Карабаха или попытка поставить под сомнение территориальную целостность Азербайджана. Есть немало примеров, когда церковь, избегая вопроса о принадлежности конкретной территории, включала находящиеся в ее пределах храмы в состав той епархии, которой легче управлять приходами. Так, к примеру, армянские храмы Иордании принадлежат Иерусалимскому престолу Армянской Апостольской церкви. В Аммане это ни у кого недовольства не вызывает. Точно так же власти Грузии не протестуют в связи с тем, что армянские церкви Абхазии фактически подчиняются епархии юга России, кафедра которой в Краснодаре. Это не означает, что Святой Эчмиадзин считает Сухуми и Гагры частью Российской Федерации. Это лишь констатация очевидного факта того, что тбилисский епископ не в состоянии посещать Абхазию и управлять тамошней паствой. Полторы тысячи живущих в Карабахе православных русских, украинцев и белорусов надеются на то, что и Московская патриархия тоже признает очевидные факты и будет исходить из них.
Артем ЕРКАНЯН

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вы можете использовать эти HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>