НОВОНАХИЧЕВАНСКИЙ «МЫРМЫРАС», ЕГО БОЛЬШАЯ АРМЯНСКАЯ СЕМЬЯ И ДРУЖНАЯ СРЕДИЗЕМНОМОРСКАЯ РОДНЯ 30.Апр.2021

Пасха является самым главным праздником христианских стран и народов, который с нетерпением ждут все верующие люди. Пасху предваряют семь недель Великого поста, налагающие на христиан самые строгие ограничения в употреблении пищи, в трудовой сфере и семейной жизни. Еще сто лет тому назад на обширной территории от Армении на востоке и до Испании на западе христиане, как православные, так и католики, повсеместно использовали свое-

образный календарь, чтобы отсчитывать время семинедельного поста и знать точно, когда наступит Пасха, главный праздник всего христианского света. У армян, греков, итальянцев Южной Италии, итало-албанцев, сардцев, испанцев, каталонцев, а также у славян Западных Балкан ритуальный народный великопостный календарь зачастую проявляет сильные национальные и региональные отличия, однако везде имеет общие корни, восходящие к глубокому дохристианскому и раннехристианскому прошлому.

«Паргенанkыэгил э, дердерымырмырас перил э…»

Еще в начале 20 века в Нахичевани-на-Дону и окрестных армянских селах нынешнего Мясниковского района Ростовской области повсеместно бытовал уникальный календарь Великого поста, который на местном диалекте носит название «мырмырас» (մռմռաս). И до сих пор в некоторых армянских семьях Мясниковского района и Ростова-на-Дону благодаря просветительским усилиям  Историко-этнографического музея в селе Чалтырь, Музея села Крым и Музея русско-армянской дружбы, располагающегося в сердце старого Нахичевана, все еще жива традиция изготовления «мырмыраса». Так, в перечисленных музеях уже традиционно каждый год в период Масленицы устраиваются мастер-классы по изготовлению мырмырасов, что доставляет участникам массу позитивных эмоций. Как же выглядит мырмырас? Мырмырас представляет собой луковицу с семью воткнутыми строго по экватору перьями нехищных птиц, чаще всего петушиных, куриных, гусиных и т.д. Согласно сведениям Ерванда Шахазиза, которые он оставил в своей книге на армянском языке «Новый Нахичеван и новонахичеванцы» (Тифлис, 1901-1903 гг.), «мырмырас» в первый день Великого поста (Ախացք, «Ахацк») вешали на потолке или в одном из углов дома, а перья украшали разноцветными лентами или лоскутами. Перо, подлежащее срыву в конце каждой недели, имело отличительный цвет. Так, на Пасху (Զատիկ, «Задиг») — красный, вербное воскресенье (Ծառկոտրոնք, «Дзарргодронк») — зеленый, Григория Просветителя — белый, а на остальные дни недели — черный. По воспоминаниям уроженца села Большие Салы Мясниковского района Ростовской области Антраника Геворковича Малхасяна (1921-2019гг.), которые он поместил в своей книге «Страницы истории анийских, крымских и донских армян» (Р. н/Д., 2010 и 2014 гг.), накануне Великого поста, в ночь на исходе Паргенанка (Բարկենանք), армянской Масленицы, готовили «мырмырас», «предвестник пасхи», который украшали ленточками по цвету спектра — красная, оранжевая, желтая, зеленая, голубая, синяя, фиолетовая.

Мы можем предположить, что священники в старину могли если не раздавать «мырмырас» накануне поста, то однозначно снисходительно относились к народному календарю, который волей судьбы был «поставлен» на службу церкви. Этот факт отражен в устном фольклоре Нор Нахичевана и окрестных армянских сел. Так, новонахичеванские армяне во время «Паргенанка» говорили следующее о «мырмырасе»:

Բարկենանքըէկիլէ, — Пришел Паргенанк (Масленица)

Տերտերըմռմռասբերիլէ, — Священник принес мырмырас

Օխտըդանակխոթիլէ: — Семь ножей воткнуты

Տղաքընեսմտածին — Ребята внутрь зашли

Մռմռասըմռմռումէ, — Мырмырас ворчит

Դանակներըկըժաժին – Ножи движутся

Պասուտողինանկաջին: — Пост может откусить уши

Հաքա, Լուսիկ, շաշմիշչանիս, — hака, лусик, не теряйся

Պասդ, չիլաորխոռովիս, — Пост, не смей обижаться.

Մռմռասըհանահոսէ: — Мырмырас уже здесь.

В Средокрестие (Միջինք, «Мичинк»), которое приходится также на середину недели, норнахичеванские армяне обычно отрезали половину пера, подлежащего срыву на данной неделе, чем показывали, что прошла половина Великого поста. Перья мырмыраса удаляли каждую субботу вечером. Последнее перо вместе с луковицей убирали в субботу накануне Пасхи. Свое диалектное название у норнахичеванских армян великопостный календарь «мырмырас», а также его названия «мормороз» (մոռմոռոզ) или «мирмирас» (միրմիրաս) у константинопольских армян получил от армянского слова մռմռալ «мыррмыррал» — «ворчать», что отсылает нас не только к образу армянской обрядовой куклы-календаря старика Агладиза, «хозяина поста», но и к его воспитательной функции. Мырмырасом в былые времена пугали детей, которые не желали соблюдать пост. Старшие в семье уверяли, что мырмырас — это живое существо, демон, который пристально следит за всем, что происходит в доме, особенно за тем, что делают младшие домочадцы. О мырмырасе Рафаэль Патканян писал, что, по поверьям нахичеванцев, это кривоногое, волосатое, вызывающее ужас чудище, которое не умеет говорить, кружится в темном месте, издавая звуки «мырр-мырр», наводит ужас на людей и очень не любит детей, нарушающих пост. Даже чисто визуально мырмырас мог пугать, когда от малейшего сквозняка луковица с торчащими из нее перьями начинала качаться, вертеться на веревочке, привешенной к потолку, создавая причудливые тени в тускло освященной комнате. Мырмырас служил зримым напоминанием того, что следует соблюдать все требования и ограничения, связанные с Великим постом. Люди верили, что того, кто не будет соблюдать пост, мырмырас накажет. Так, взрослые говорили детям на случай, если они баловались: «Նաեցեք, մռմռասինհոգանէլլիլէ, խեվչիլլաքչենե, մռմռասանկաջներդկըկտրէ» (Наецеk, мыррмыррасинhоканэлил э, хевчилаk, ченэмыррмыррасангачнэрыдгыгыдрэ!) — «Смотрите, мырмырас рассердился, не балуйтесь, а то мырмырас вам уши отрежет!». Мырмырас использовался не только как хронометр и пугало, предупреждающее возможные нарушения поста, но и был связан с дохристианской аграрной очистительной магией, которая в полной мере уже не осознавалась людьми, жившими на рубеже 19-начала 20 вв. В этой связи вызывают интерес слова С. Дз. Алавердяна, который отметил в своем «Армяно-русском словаре норнахичеванского диалекта» (Ростов-на-Дону, 1997), что «мырмырас» символизировал образ дикой кошки, поселившейся в дому для изгнания «духов».

«Большая армянская семья»

Народный календарь Великого поста был распространен до трагических событий 1915 года практически во всех местах проживания армян, как на территории исторической Армении, так и во многих армянских колониях. У армян существует два типа великопостного календаря. Первый тип — «кукольный», более архаичный, который представлен обрядовой куклой старика поста «Агладиз/Аклатиз». Второй тип — «луковичный»,  упрощенный вариант «кукольного типа», который был намного шире распространен среди многих групп армян на рубеже 19-20 веков. К «луковичному» типу относится и новонахичеванский мырмырас. Среди армян календарь известен под разными диалектными именами. В западноармянских регионах и колониях он известен как — «мормороз» (մոռմոռոզ) или «мирмирас» (միրմիրաս) (Константинополь), «ахацэл» (ախացէլ, Басен), «ахелудз» (ախէլուծ, Александретта, Ахалкалаки), «ахылудж» (ախլուճ, Ахалциха), «ахылодж» (ախըլոճ, Эрзурум, Ахалцихе, Ахалкалаки), «хулуджиг» (խուլուճիկ), «хулурдик» (խուլուրտիք), «агладиз» (ակլատիզ, Битлис, Ван, Муш), «кокороз» (գոգոռոզ, Амшен, Баберд), «хулулидж» (խուլուլիճ, Никомедия), «хорполох» (խորփոլող), «медзбак» (մեծպաք, Йозгат), «хлоджиг» (խլոճիկ, Йозгат), «хорпологх» (խորփոլող, Харперт), «баhк-удэм» (պահք-ուտեմ, Вифиния), «оруджбэй» (օռուճպէյ, Адана), и в восточно-армянских — «аклатиз» (ակլատիզ, Арарат, Ереван, Нор-Баязет, Хой, Памбак), «мец пас» (մեծպաս, Арарат, Ошакан), «папиплор» (պապիպլոր, Лори, Казах), «папипулул» (պապիպուլուլ, Арцах) и т.д. Часть имен народного календаря связана с диалектными названиями петушка в армянском языке, чьи перья часто использовали в его изготовлении, — «агладиз», «аклориг», «кокорос», а т.ж. κουκαράς «кукарас» у понтийских и карских греков. Петух в фольклоре выступает символом победы света над тьмой и злыми силами. Некоторые региональные названия календаря имеют отношение к названиям Великого поста — «Мец Бас», «МецБаhк», «Баhк-удэм». Как правило, старшие женщины в семье мастерили такой календарь поздно вечером на исходе Истинной масленицы (Բունբարեկենդան, Пун Парегентан/Бун Барекендан). «Луковичный» календарь на все время Великого поста подвешивали в домах к установленной перекладине на световом окне в комнату, посередине комнаты к потолку, к лестнице или в углу комнаты у стены. Кроме петушиных перьев могли использовать также куриные, утиные, гусиные, индюшиные и даже страусовые. Также могли подбирать цвет пера — три белых и четыре черных или три черных, одно рябое и три белых пера, где черные перья символизировали первые суровые недели поста, а белые — подготовку к светлому празднику Пасхи. Шесть перьев календаря были большими, примерно одного размера. Последнее седьмое перо, как правило, было маленьким. Семь перьев указывали не только на семь недель Великого поста, но также на семь смертных грехов (гордыня, зависть, чревоугодие, прелюбодеяние, гнев, алчность, уныние), от которых верующим следовало избавиться. По окончании каждой из семи недель Великого поста одно из перьев вынимали из луковицы. Так, среди черкесо-гаев это делал самый маленький ребенок в семье. В ряде мест вместо луковицы брали картофелину, топинамбур, яблоко или шарик из теста (амшенцы). Зачастую, в Западной Армении армянки и гречанки рисовали глаза, брови и рот на луковице, придавая ритуальному календарю в некоторой степени схожесть с куклой старика поста Агладиза. Календарь был чаще всего вооружен «орудиями наказания» для желающих нарушить пост. Так, снизу «мирмираса» у армян Стамбула свисают стручки красного перца как указание на те страдания, которые постигнут того, кто не будет соблюдать пост должным образом. В западно-армянском Харперте в луковицу «хорполоха» втыкали маленькие изображения лука и стрелы как знак того, что всякий, кто нарушит пост, будет наказан.

В ряде регионов исторической Армении к перьям календаря привязывали обмотанные нитками камешки, которыми пугало-календарь мог покарать провинившихся. Так, в западно-армянском Палу (вилайет Дьярбакыр) взрослые говорили детям: «խելօքկեցէքէրդիքէնխորփոլողըկըտեսնայ» (хэлоkгэцэkэртиkэнхорполохъыгыдэсна) «Веди себя хорошо, или «хорполох» увидит, что ты делаешь!».

В районе озера Севан взрослые говорили детям, что, если они нарушат пост, то календарь ударит камнем или клюнет их в глаз.

С календарем Великого поста были также связаны многие народные приметы и гадания. Так, среди армян Йозгата (Западная Армения, вилайет Анкара), как отмечает Эдуард Крикорян на страницах сайта houshamadyan.org, было поверье, что если луковица «хлоджига» даст ростки, то предстоящий год будет хорошим и урожайным. Эмма Петросян в своей книге «Боги и ритуалы древней Армении» (Ереван, 2004 г.) пишет, что на территории исторической Армении по прошествии недели по просьбе бабушки дети поднимались на крышу, подтягивали веревку, выдергивали перо и кидали его из светового окна в комнату. По тому, какой стороной упало перо, гадали об исходе задуманного. Эмма Петросян указывает, что в ряде сел Армении перья не сжигали в тонире, а собирали, связывали в пучок и использовали их в хозяйстве, например, могли во время выпечки хлеба собирать со стола муку или сбрызгивать тесто. После снятия последнего пера хозяйка брала начавшую уже прорастать луковицу и делила ее на части. Затем часть луковицы она бросала в амбар на семена, а другую часть забирала для приготовления пасхальной еды, надеясь на изобилие и богатый урожай в предстоящем году.

«Агладиз, диз, диз…»

Олицетворением масленицы у армян выступала «Удисдад/Утис тат» (Ոտիստատ, «Скоромная бабка»), женская обрядовая кукла с растрепанными волосами и разорванной одеждой, а ее супруг «Агладиз/Аклатиз» символизировал приход долгого семинедельного Великого поста. Ритуальную куклу-календарь Агладиз (ակլատիզ) старшая женщина в доме втайне от домочадцев мастерила из старой одежды поздно ночью. На две скрещенные палки надевали платье Агладиза. Вместо лица наматывали тряпье. Из клочка белой шерсти делали бороду, густые мохнатые усы и конусообразную шапку. Агладиз с распростертыми в стороны руками стоял на одной ноге, к которой крепилась снизу луковица или картофелина с семью перьями, расположенными лучеобразно строго по их экватору. «Агладизбаби» был, по сути, кукольным и более архаичным вариантом мырмыраса. Куклу Агладиза подвешивали в доме над тониром и каждую субботу вечером выдергивали по одному перу. Данная кукла была одновременно и ритуальным календарем, отсчитывающим не только 7 недель, но и 49 дней Великого поста. К рукам и ноге обрядовой куклы также могли привязывать на веревочках 49 камней. Каждый день отвязывали камень, отсчитывая таким образом время перед приходом Пасхи. В народе верили, что в последний день Великого поста Агладиз превращался в птицу и улетал, чтобы вновь возвратиться в будущем году. Чучело Агладиза отдавали детям, которые нарочно секли его, ломали и затем бросали в реку или сжигали в огне печи.

«Дружная средиземноморская родня»

В отличие от армянского фольклора, где время Масленицы представлено женским образом, а поста — мужским, в Европе мы находим противоположную картину. В Южной Европе календарь Великого поста представлен исключительно в виде тощей старухи, изображаемой с семью ногами. Ее супруг, толстый дон Карнавал, выступает символом предшествующего посту периода карнавальных гуляний. Испанцы и каталонцы вырезают семиногую куклу-календарь Старухи Поста из картона и изображают ее с четками на поясе, держащей в руках жаровню и сельдь или посох паломника и корзину с фруктами и овощами или рыбу. На средиземноморском острове Сардиния календарь в виде семиногой девочки или молодой девушки с жаровней и сельдью в руках вырезают из картона или пекут из теста. В Греции календарь Великого поста вырезают из картона, выпекают из соленого теста или шьют из материи как семиногую женщину без рта и ушей с молитвенно скрещенными руками. На Юге Италии календарь более близок к тому, что мы находим у армян. Так, старшие в семье женщины мастерят поздно вечером накануне Великого поста одноногую (реже с двумя ногами) тряпичную обрядовую куклу старухи. Для этого часто берут две скрещенные палки, на которые вместо лица наматывают белую ткань и рисуют ей лицо. Однако можно встретить куклы и без лиц. Затем кукле Старухи надевают платье, чаще всего черного цвета. Только у итало-албанцев (арбреши) мы встречаем яркие наряды у куклы-календаря, изображающего молодую или средних лет сеньору в арбрешском национальном костюме. Снизу куклы к ее единственной ноге-палке подвешивают картофелину, топинамбур, апельсин, лимон или луковицу (в зависимости от климатических условий), а в начале 20 века, как указывает исследователь из Калабрии Андреа Бресси (AndreaBressi), и початок кукурузы или морковь с семью воткнутыми перьями нехищных птиц, где одно из перьев короткое. В ряде мест Южной Италии можно встретить календари, где картофелина или апельсин находится в руках или на голове у обрядовой куклы, наподобие плюмажа. Названия обрядовой куклы-календаря в языках и диалектах народов Южной Европы происходят от региональных названий Великого поста, а также от названий «Старухи Поста». Так, испанцы называют семиногую куклу-календарь laVieja Cuaresmera, каталонцы — laVella Quaresma, жители Балеарских островов имеют на каждом острове свое отличительное название, но на всех островах ее называют также sa Jaia Quaresma, на острове Сардиния — sa Pipiade Carèsima, на Юге Италии — lasignoradella Corajisima, Corajisima, Corijisima (Калабрия), Quaravesima (Кампания), Quaremma (Базиликата), Caremma, Quaréndéne (Апулия), Quarantana, (Апулия, Молизе, Абруццо) и т.д. В итало-албанских селах на Юге Италии данную обрядовую куклу называют kreshmesa, что связано с названием поста, так же, как и «Η Кυρα Σαρακοστή» («И Кира Саракосты» — Госпожа Поста) в Греции. Во всех странах Южной Европы куклу-календарь поздно вечером на исходе Карнавала мастерят старшие женщины в доме. Лишь в Испании ее традиционно изготавливают дети, что воспринимается ими в качестве определенной забавы. Жуан Амадез вспоминал, что в Барселоне и других крупных городах Каталонии в начале 20 века семьи побогаче могли позволить себе приобрести эстампы, красивые напечатанные изображения семиногой куклы. В Испании и Италии куклы-календари чаще всего вывешивают на улице на дверях, окнах и балконах, где они полностью предоставлены воле дующего ветра. На юге Италии в ряде мест через всю улицу протягивают гирлянду из 7 или 40 куколок. В гирлянде из 7 кукол каждую неделю убирают одну прочь, а в гирлянде из 40 — убирают каждый день. В Греции семиногие календари вешают в доме у окон и у дверей, на стене на кухне или в комнате. В Каталонии, как сто лет тому назад, так и по сей день, календари семиногой Старухи Поста часто висят в витринах продуктовых магазинов. В конце каждой недели, в субботу вечером, люди удаляли ножку или перо календаря, которую обязательно сжигали в печи. Календарь наделяли способностью следить за исполнением поста, им пугали детей, которые желали его нарушить или вести себя плохо. В конце Великого поста сам календарь ломали и сжигали.

В Италии его могут также театрализовано при стечении множества людей сжигать на улице или взрывать петардами. У греков последнюю ножку семиногой обрядовой кукле «Госпоже Поста» отрезали в последнюю субботу и прятали в миске с рисом или в сушеный инжир, или в другую еду, которую подавали на стол. Тот, кто находил в своей тарелке седьмую ножку, считался счастливчиком, которому, согласно повериям, весь год будет сопутствовать удача. Все эти действия имели магический характер, нацеленный на очищение от всего дурного и надежду на хороший урожай и достаток в предстоящем году.

Исторические корни

Исторические корни народного календаря Великого поста уходят глубоко в дохристианское прошлое и связаны с аграрными культами, нацеленными на то, чтобы обеспечить плодородие земли через обряды магического характера. Так, в античности во время сатурналий (кроний), проводившихся в конце декабря, люди в Древнем Риме обменивались небольшими подарками, такими, как восковые свечи и терракотовые человеческие фигурки sigillaria. Эти фигурки выступали в роли вотивов, замены жертвоприношений. Через несколько дней после Сатурналий проводились воспитании (Compitalia), празднества в честь божеств Ларов, покровительствующих перекресткам дорог. Хозяева близлежащих домов и их рабы вывешивали на перекрестках шерстяные куколки maniae, которые как бы заменяли собой жертвы и отвращали несчастье от членов семьи. В Древнем Риме в январе проводился праздник посевов (FeriaeSementivae). Во время этого праздника люди привязывали изображения (oscilla) Бахуса или других аграрных божеств к оливковым деревьям, виноградным лозам, дубам и соснам. Существует мнение, что образ Старухи Поста восходит к античному культу богини наступающего нового года Анны Перенны. Говоря об армянском фольклоре, мне представляется интересной точка зрения Э.Х. Петросян, которая считает, что Агладиз/Аклатиз был воспоминанием об аграрном древне-армянском божестве, имевшем свои параллели в мифологиях других народов древнего мира — Кронос (Хронос) у древних греков, Сатре у этруссков, Сатурн у древних римлян, Кумбари у хурритов.

С приходом христианства церковь не смогла победить языческий карнавал и ряд других античных народных празднеств. Она пошла на компромисс и приспособила, поставила себе на службу некоторые древние аграрные культы. Так произошло и с календарем Великого поста.

Сохранение и изучение традиции

Если еще сто лет назад традиция изготовления и использования народного календаря Великого поста была повсеместно распространена как в селах, так и в небольших городах от Испании на западе и до Арцаха на востоке, то бурный XX век нанес большой урон традиционной культуре. И традиция стала очень быстро забываться. В последние годы повсеместно проявился большой интерес к великопостным календарям. Так, для сохранения данной традиции в ряде муниципалитетов на юге Италии проходят конкурсы, где каждый может прислать фотографию своей обрядовой куклы. Жюри выбирает «самую красивую», «самую страшную», «самую необычную» из их числа. В Южной Италии на данный момент уже состоялось пять ежегодных национальных конференций по сохранению и популяризации традиций изготовления ритуальных кукол-календарей, которая объединяет местные и региональные общественные организации. Последняя конференция V Convegno Nationale Rete Bambole Quaresima прошла в уютном городе Лучера (Апулия) 29-31 марта 2019 года. В работе ее мне посчастливилось принимать участие с докладом, касающимся великопостных календарей в армянском фольклоре. Особую благодарность за радушный прием меня как российского «посла Нор Нахичевана» хотелось бы выразить Луиджии Чирсоне (Luigia Cirsone), Андреа Бресси (Andrea Bressi), а также мэрии города и Союзу женщин Лучеры. В Испании, Италии, Греции, Армении, а также у нас в Ростове-на-Дону и Мясниковском районе перед наступлением Великого поста проводятся уже ставшие традиционными мастер-классы по изготовлению великопостных календарей. Следует отметить особую роль армянских музеев Дона в возрождении традиции «мырмыраса».

Михаил КАДАТОВ
учитель, МБОУ Лицей №2
г. Ростов-на-Дону

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вы можете использовать эти HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>