АРМЯНЕ В СТРАНЕ ФАРАОНОВ 09.Мар.2021

Преодолев пять часов пути в египетском экспрессе, я прибыл в Каир — крупнейший на африканском материке мегаполис и, одновременно, центр панарабской и коптской культуры. В нашем случае я бы еще сказал, и армянской тоже. Ведь присутствие армян в Каире отслеживается уже с раннего средневековья: от визирей до военачальников, от артистов и до министров — все это мисрахаи. О них и пойдет речь в продолжении нашей эпопеи «Армяне в стране фараонов», во второй части.

Продолжение. Начало в № 1 (292)

СОЗДАНИЕ ФАТИМИДОВ

Один из путешественников XII века Вениамин Тудельский, совершивший вояж из испанской Наварры до Иерусалима, оставил после посещения Каира такую запись: «Каир — большой город, украшенный площадями и лавками; там никогда не бывает дождя, но Нил, выходящий ежегодно из берегов, орошает страну…. Что и делает ее необыкновенно плодородной». Уж девять десятков столетий минули с тех пор, а ощущения, что Тудельский описывает современный Каир. Разве что Нил не выходит уже из берегов и обустроен дамбами. А дождей как не было столетиями, так и нет. Поэтому у меня была прекрасная возможность «просушиться» после влажной Александрии, где дожди и ливни поливают античный град ежедневно. Во всяком случае, я не припомнил ни один «сухой день», проведенный в Александрии.
В Каире я поселился в апартаментах в самом центре города на проспекте Рамзес. Место шумное, но терпимое, учитывая, что мои балконы выходили не на сам проспект, а во дворы. Впрочем, меня и шумы-то никогда не беспокоили. Я слишком люблю жизнь, чтобы скрываться в тишине. Поэтому, не теряя ни минуты, переодевшись, я отправился осматривать окрестности.
Да, чуть не забыл, дом, в котором я поселился, построен в 1912-м.
В том же году и лифт. Стоит ли описывать, что я испытывал, пока спускался на нем с третьего этажа на первый? Верно, думал о безопасности. Однако, если не думать об этом и присмотреться к уникальному чуду техники, оставленной нам в наследство от пращуров, то можно испытать невероятные ощущения от прикосновения к истории: лифт кованый, ручной работы от железа до дерева, с уникальными эксклюзивными ставнями….
Я вышел на оживленный проспект и направился в сторону Нила. Чем дальше отходил от дома, тем больше казалось, что мне тут все знакомо — и здания, и улицы, и торговцы, и мусор, и прилипалы, просящие милостыню. Впрочем, объяснимое дежа-вю, учитывая оставшиеся за плечами десятки стран Востока. Тем не менее, в отличие от всех этих «десятков», Каир имеет свой стержень, свой колорит. А мусульманский мир относится к этому городу с большим почтением, наряду с Меккой и Мединой. Ведь до начала Х века Каир (арабск. аль-Кахира — «победоносный»; прим.авт) был центром исламской религии. Построенная в 972 году мечеть аль-Азхар в 988 году включила в себя одноименный университет. В течении более чем тысячи лет она остается центром изучения и толкования ислама, а также важнейшим высшим учебным заведением арабского мира. Здесь обучаются 20 000 студентов из многих стран. Чтобы получить аттестат о духовном исламском образовании, студенты должны учиться в мечети аль-Азхар в течение 17 лет. Также замечу, что университет основан во время Фатимидского халифата исмаилитами. А они были известны своим тяготением к знаниям и толерантностью к представителям других конфессий. При Фатимидах в аль-Азхаре преподавали иудей Маймонид и армянин Григор Магистрос, перебравшийся позже в Санаин. При фатимидах создавалась армянская христианская конная пехота, а отдельные представители становились крупными военачальниками и даже визирями. Их и их потомков в Египте принято называть мисрахаями — от арабск. «маср» — Египет и арм. «хай» — армянин. Вот о них и стоит сказать отдельно.

МИСРАХАИ

В Каире принято считать, что мисрахаи ведут свой отсчет от Фатимидов, которые сформировали армянские отряды из Леванты и Ани после падения армянского царства Багратидов в 1045 году. На самом деле все произошло гораздо раньше. Видимо, Фатимидский халифат берется за основу, как я говорил выше, из-за веротерпимости, уважения к наукам и формирования национальных армий, состоящих из христиан. Но христиане — в нашем случае армяне — служили в египетской армии задолго до Фатимидов. К примеру, в истории страны хорошо известно имя Вардана аль-Руми аль-Армани или, как его еще называют, Вардана Знаменосца. Предания умалчивают о том, как он попал в Египет, однако известно, что в 641 году при осаде Александрии простой солдат Вардан-армянин из Византии спас жизнь командующему арабской армии Амра ибн аль-Аса. В благодарность за свое спасение военачальник щедро вознаградил Вардана, подарив ему 40 отборных скакунов, повысил в звании и снабдил спасителя отрядом. По этой причине Вардана аль-Руми аль Армани стали называть Знаменосцем. В настоящее время в старейшем районе Каира Фустате именем Вардана называют рынок, на месте которого при короле Фаруке I находился кавалерийский полк «Вардан Знаменосец». Кстати, сам Вардан был христианином, однако известно, что один из его потомков Али ибн Яхья Абул Хасан аль-Армани принял ислам. Впрочем, даже будучи прозелитом, Али аль-Армани нисколько не посрамил имя своего прапрадеда Вардана, командовал армией Аббасидской, а вскоре сам халиф назначил отважного бойца-армянина духовным и политическим лидером мусульман Багдада. «Мужественный Али аль-Армани был сведущим в военной науке и изумительным толкователем Корана», — писал о нем средневековый исламский историк ибн Тагрибирди.
Как вы догадались, мои читатели, мисрахаи те же египетские армяне, с той лишь разницей, что первые не придавали особого значения религии, да и истоки их берутся из раннего средневековья, а значит, они являются ровесниками исламизации Египта. Отсюда и патриотизм к земле египетской, и преданность халифам, менявшим одну империю за другим. В истории страны известны имена еще нескольких армян, оставивших неизгладимый след в средневековом Египте и исламской цивилизации. Один из них Бедрос Гардмануни, известный в Египте под именем Бадр аль-Джамали. Он был призван в 1073 году Фатимидским халифом аль-Мунтасиром в Египет на помощь стране, ослабленной внутренней борьбой и опустошенной засухой, голодом и эпидемией. Позже Бадр сформировал армию из армянских солдат, чьи отцы служили еще в войсках Багратидов. Но после распада армянского княжества волны беженцев нашли убежище в Египте. Бадр был первым военным, ставшим визиром (министром), задав тенденцию на столетие визирей, в основном армян, с такой же монополией на гражданские и военные полномочия. Сыновья Бадра не пошли по стопам отца, стали архитекторами. Таланту старшего из них, аль-Афдаля, принадлежит дворец в Каире Дар аль Визарра и сады с зонами отдыха у озера Биркет аль Арман («Армянское озеро»). Название этому искусственному водоему, как вы поняли, дал сам аль-Афдаль. Кстати, архитектурной мысли аль-Афдаля принадлежат и трое монументальных ворот Каира, которые он соорудил вместе со своими братьями Харутюном и Артакесом — Баб аль-Наср и Баб аль-Футух. Они были возведены в 1087 году. А в 1092 году построили ворота Баб Зувайла.
Пришедшая на смену Фатимидов-шиитов династия Айюбидов установила в Египте господство суннизма. К христианам и иудеям отношение было не такое располагающее, как при прежних правителях, однако были исключения из правил, если иноверец внушал доверие и верно служил халифату. Одним из таковых верноподданных был Бахрам аль-Армани, дослужившийся до визиря в 1135 году. А при Мамлюках отличились три армянина, увековечивших свои имена именно в Египте. Это уроженец Тифлиса Мустафа Джабарти, выходец из Сюника Мухаммад Кехия аль-Армани и арцахец Ростам Петрос Раза. Первый, Мустафа, был богатым купцом, сколотившим огромное состояние на торговле драгоценными камнями. В 1690 году прибыл в Каир, где познакомился с соотечественником и губернатором провинции Муннифейя Амиром Согомоном аль-Армани. С его помощью Мустафа приобрел наделы в каирском армянском квартале аль-Зувайла, построил хоспис и жилища для малоимущих армянских семей. Второй, тот, что Мухаммед из Сюника, армянскими делами хоть и не прославился, зато был отличным дипломатом. Именно он был послан визирем в 1798 году на переговоры с Наполеоном Бонапартом в Александрию, чтобы французы пощадили население Каира. Наполеон был настолько впечатлен примирительным тоном, политической проницательностью и дипломатическим мастерством армянина-мамлюка, что позже назначил его главой Управления по политическим вопросам Каира. Так, благодаря своей умелой дипломатии, Махаммад аль-Армани стал, образно выражаясь, «слугой двух господ». Ну и третий, арцахский армянин-мамлюк Ростам Петрос Раза. О нем мало сведений. Известно только, что был привезен в Египет в качестве раба, сопровождал Наполеона. А затем и вовсе стал телохранителем императора и сражался рука об руку с Наполеоном при Аустерлице и в Испании.
Вот, впрочем, я вам и поведал немного о мисрахаях и об их славном прошлом в «стране пирамид».
К сожалению, в современном Каире, как и во всем Египте, не осталось ни одного мисрахая, а их потомки давно арабизировались в халифатах. Но есть армяне Египта. О них я вам рассказал в Александрии, о них продолжу говорить и теперь, в Каире.

ГОРОД МУСОРЩИКОВ

У тематических поездок есть свои плюсы и минусы. Плюсы дают возможность ознакомиться со страной, узнать о народах, проживающих в ней. Ну а минус это дефицит времени. Ведь за основу берется тема. В моем случае — армяне. И только если остаются свободными день-другой, то можно их использовать на музеи, достопримечательности, любое другое времяпрепровождение. В Каире таких дней у меня не было. Однако если бы нашлось время, то потратил его не на музеи, а на дань почтения величайшему актеру ХХ века Омару Шарифу, похороненному на родине в Каире. Нет, маэстро не был армянином. Зато его таланту принадлежат роли, в которых он бесподобно сыграл армян. Впервые это случилось в кинофильме Энтони Манна 1964 года «Падение Римской империи», где Омар Шариф сыграл роль царя Великой Армении Сохемоса. А позже, в 1991 и 1992 гг.,
актер появился в фильмах Анри Вернея «Майрик» и «Улица Паради, дом 588». Здесь Шариф мастерски примерил на себя образ Хагопа Закаряна — главы армянского семейства, который вместе со своей семьей спасся от Геноцида и бежал во Францию. Уверен, когда-нибудь я снова вернусь в Каир и возложу цветы на могилу мастера.
Что касается второго места, где бы я хотел побывать, но не удалось, это «город мусорщиков», или, как называют сами каирцы этот район, «Забалин». Впрочем, «забалин» по-арабски и есть «мусорщик», слово происходит от «зибиль» — «мусор». Да-да, многим армянам, говорящим на диалектах, знакомо это слово, и, как вы поняли, «зибиль» проник в армянский язык из арабского. Это произошло, по всей видимости, в годы, когда Армения находилась в составе Арабского халифата. В эту эпоху и стали проникать арабизмы в армянский язык. Правда, литературный армянский отверг их и арабизмы стали присутствовать только в некоторых диалектах… Но опустим этимологию и вернемся к забалинам. Их район населен коптами, и основным их занятием является сбор мусора и его сортировка. И живут так уже несколькими поколениями почти 40 тысяч человек. Исходя из статистических данных, копты-забалины утилизируют 85% мусора жителей Каира. В 2012 году мэрия города заключила контракт с французами по сбору и утилизации мусора современными способами. Однако забалины стали протестовать и не допустили вмешательства фирм в свое ремесло. Ведь «грязные» дела дают забалинам основной доход. Да и мэрия спохватилась во время протестов мусорщиков —
передать французам мусор означало оставить десятки тысяч людей без работы. Контракт был расторгнут, копты-забалины продолжили заниматься своим делом.
Тем не менее, нельзя сказать, что Забалин состоит из сплошного мусора и смрада от него. Нет, нет и еще раз нет. Здесь есть и вполне приличные места, что и притягивает туристов. В «городе мусорщиков» находится монастырь Святого Симеона Сапожника. Это великолепный коптский православный монастырь, состоящий из нескольких церквей и часовен, расположенных как в зданиях, так и в пещерах в глубине скалы. Мало того, что сам по себе монастырь уникален, так еще его стены украшают работы главного иконописца коптов Юханны аль-Армани. Он родился и вырос в Египте в XVIII веке, был армянином по национальности. Талант к живописи у Хованнеса открылся рано. Чтобы свести концы с концами, юный Хованнес выставлял свои картины на улицы Каира, однако торговля шла не бойко. Местные мусульмане не приобретали их по религиозным причинам, т.к. суннизм негативно относится к изображениям людей, животных и прочим композициям, запрещенным Кораном. Тогда Хованнес перешел к амплуа иконописи с надеждой, что на его работы обратят внимание соотечественники. Но и им ничего не удавалось продать, т.к. у армян почти нет традиций иконопочитания. Зато они есть у коптов, которые готовы были выложить баснословные деньги за работы Хованнеса. Они стали приобретать иконы Хованнеса и украшать ими коптские храмы. А через считанные годы Хованнес стал писать свои картины на религиозные сюжеты исключительно для коптских церквей. Вскоре Хованнеса стали называть Юханной на коптский манер. Юханной аль-Армани (Юханна-армянин). Специалисты утверждают, что техника Юханны серьезно повлияла на коптскую иконопись XVIII века и стала одной из возможных причин «коптского религиозного возрождения». На сегодняшний день известны 291 иконы Юханны аль-Армани, находящиеся в коптских церквях и монастырях Египта, в том числе 9 икон в Коптском музее Каира и Падающем храме Богородицы.

КАИР ПО-АРМЯНСКИ

В полдень заехал за мной генеральный консул Армении в Египте Рафаэль Мовсесян. Пригласил меня домой на обед, а затем мы с ним условились прокатиться по некоторым важным для местных армян местам. Домом Рафаэля в Каире служит армянское посольство, в котором на первом этаже дипломаты служат, а на верхних ярусах живут семьями. Нуне, супруга Рафаэля, оказалась женщиной очень приятной, хлебосольной, коммуникабельной. Удивительным образом в ней сочетались и молодость, и тактичность, и патриотичность, и образованность. Словом, жена дипломата. Теперь буду знать, какие они должны быть у дипломатов. Да и сынишка дошкольного возраста Микаэл удивлял своими способностями к языкам, путая порой армянские буквы с английскими. Кстати, в то время, пока я пишу эти строки, у пары родилась еще и дочь Софи. Что касается Рафаэля, то я бы его поставил в пример армянской молодежи той же России. Здесь он родился, вырос, окончил вуз. Вскоре, изучив армянский, уехал на историческую родину в Армению, поступил в Школу дипломатов. Так и началась карьера. Яркая инструкция того, как не мечтать за бугром, а приехать и строить свое будущее на земле отцов.
Итак, отобедав, Рафаэль показал мне одну из достопримечательностей Каира — Армянское посольство. Да, да. Не преувеличиваю. Именно достопримечательность. Учитывая, что весьма уважаемый сайт identity-mag.com при составлении списка 17 самых сказочных мест Каира включил сюда и коттедж, в котором расположено посольство Армении в Каире, называя это архитектурное творение «сошедшим из сказок». В список входят также дворец Baron Empain в Гелиополисе, дворец принца Салид Халима, коптское кладбище, Maison du Canada, посольство Испании, Каирская крепость и т.д. Не знаю как насчет «сошедшего из сказок», но, как мне показалось, армянское посольство куда больше походит на скандинавскую архитектуру, нежели стоящее напротив него шведское посольство, напоминающее больше тюрьму в Гуантанамо. Да и дипкорпус Омана, расположенный в двух шагах, «рядом не стоял», хоть и выполнен из белого мрамора с мозаичным покрытием в духе султанских дворцов. К тому же у армянского посольства имеется своя история. Здание сооружено египетским архитектором А. Антраникяном в 1927 году для богатой армянской четы Яника и Сатениг Чакер. Вокруг дома зеленая лужайка, ароматные, ухоженные кустарники. Видимо, семья Чакер любила проводить каирские вечера на лужайках, где, возможно, и павлины разгуливали, и пруд с рыбками имелся. Но и без всей этой живности роскошь присутствует. Примечательно, что, как и подобает мисрахаям, Чакеры завещали дом с землей каирскому филиалу армянского Фонда AGBU, который и вступил во владение в 1976 году. А в 92-м, когда уже независимая Республика Армения установила дипломатические отношения с Египтом и возникла необходимость размещения в Каире армянского дипкорпуса, AGBU, не задумываясь, передал дом Чакер МИДу Армении. К тому же удачно совпало и расположение. Ведь дом Чакер находится в районе Замалек, на острове Гезира, окруженном Нилом. Именно в Замалеке раскинулись иностранные дипломатические ведомства, аккредитованные в Каире. Да и сам район весьма благополучный, чистый, уютный и не по-каирски тихий. Покидать такую тишь с благодатью и возвращаться в большой и шумный Каир уже не хотелось. Но надо было! Так как там, в этом «большом и шумном», и пребывают каирские армяне со своими школами, стадионами, церквями, парками и скверами. К ним мы и отправились с Рафаэлем.
Первую остановку мы совершили в ААЦ Святого Григория Просветителя. Это одна из трех армянских церквей Каира. Вторая на армянском кладбище, куда мы заглянем. Ну, а третья — Армянская католическая церковь Святой Терезы. Католиков я снова «проигнорировал», но православных посетил. ААЦ Каира была построена в 1928 году местным архитектором Левоном Нафиляном. Грандиозное детище Нафиляна возвышается прямо на проспекте Рамзеса рядом с не менее грандиозной Коптской церковью, словно соревнуясь с ней в величественности. Как по мне, они даже чем-то похожи и их легко спутать, если не знать, где какая… У храма нас уже ждал владыка, епископ Египетской епархии ААЦ Ашот Мнацаканян, и молодой священник Дереник Саакян. Последний оказался и потрясающим мастером в резьбе по камню. Перед экскурсией по храмовой территории владыка пригласил нас в свой кабинет, затем, с его же благословения, отец Дереник рассказал о прошлом храмового комплекса.
— Существование армян в Египте имеет длинную историю, — начал молодой батюшка. — Про армян в Египте мы знаем еще с пятисотых годов, когда армяне из Иерусалима переселились в Египет. Здесь уже тогда стали строиться армянские храмы. Затем в Х веке стали прибывать армяне. Об этом свидетельствует то, что в XI веке Католикос всех армян Григорий II Мартирофил приехал в Египет, чтобы основать епархию, а в 1070 году церковь передалась армянской общине. Что касается этого храма, Святого Григория, он уникален своей архитектурой и расположением. Если обратите внимание, то заметите, что архитектурные решения этой Церкви взяты от наших древних церквей, например, арочный декор наружной стороны, или, заимствования от храмов Ованаванк, Эчмиадзин в Армении. Наш храм олицетворяет дух сохранения идентичности армян на чужбине. Церковь была спроектирована в 1906 году, когда благотворитель Григорий Егаян, желая построить армянскую церковь, будучи также в хороших отношениях с Нубаром Пашой, с которым основали благотворительный фонд, решили реализовать проект постройки церкви в 1914 году. Местоположение было выбрано по причине большей концентрации армян. Местность также близка к вокзалу, и в целом район достаточно известный. Но, к сожалению, вскоре началась Первая мировая война и строительство было отложено. Процесс возобновления стройки начался после войны, и завершилось возведение в 1924 году. Строительством управлял сам Нубар Паша…
Как ни парадоксально, но в отличие от той же Армении или России, в Египте церковь играет огромную роль в жизни армянской молодежи. Для молодых армян на территории храма имеются старинные постройки, оборудованные кабинетами с партами. Ребята изучают грабар (древнеармянский; прим.авт), ашхарабар (новоармянский; прим. авт), историю Армении и Армянской церкви.
Впрочем, это не единственное такое заведение в Каире, где ребята получают образование.
Я побывал и в старейшей каирской армянской школе «Калустян-Нубарян», основанной в 1854 году. Детишки получают здесь как начальное, так и среднее образование, оплачиваемое все тем же Фондом. Здание школы рассчитано на 700 детей, что вполне достаточно, учитывая, что это не единственная школа для армянских детей Каира. Получать образование в этой школе ребята начинают с трех лет до 15-ти. Изучается весь набор дисциплин, как гуманитарных, так и точных. Примечательно и другое: например, арифметику и другие науки дети изучают на английском языке, французский в качестве обязательного иностранного, а армянский и арабский с трех лет и до «последнего звонка». Кроме того, детишки окружены заботой и вниманием учителей и воспитателей, обеспечены горячим питанием. Также у школы имеется собственный автопарк с автобусами, которые привозят детей в школу и развозят по домам. На территории школы футбольный стадион, теннисный корт, баскетбольная площадка. Думаете, все это стандартно для любых каирских школ? Увы и ах! Даже платные школы для каирских детей не имеют и толики того, что есть у армянских детишек. И все это тоже благодаря тому же Фонду, основанному египетскими армянами 100 лет назад и раньше. Да и старшее поколение не обделено вниманием. В их распоряжении пять спортивных площадок в разных концах Каира, парки культуры и отдыха и т.д. В одном из таких парков, кстати, я побывал в один из воскресных дней. В то время, пока чада носятся по зеленым лужайкам и гоняют мяч, их нарядные родители, бабушки и дедушки попивают за столиками чай, кофе или что-нибудь покрепче. Каждая третья армянская семья выносит что-то на продажу соотечественникам. Кто-то выпечку, кто-то соленья, кто-то изделия мастериц. Одни соотечественники продают, другие у них покупают. Всем выгодно. А как стемнеет, так пускаются в пляс. Вот так и живут египетские армяне!
…И жили. Перед тем, как покинуть Египет, я посетил и одно из двух армянских кладбищ, что я делаю традиционно, когда брожу по армянским следам планеты. Старинное кладбище впечатлило. Кстати, здесь и находится та старейшая армянская церковь XI века, о которой говорил отец Дереник. На обширном некрополе захоронения как свежие, так и прошлых, позапрошлых веков. Здесь похоронены армянские бизнесмены с семьями, врачи, архитекторы, поэты, музыканты, актеры египетского кино, спортсмены. И только по склепам и памятникам можно определить ветхость надгробий. Почти все они выполнены из египетского мрамора, который добывают в долинах верхнего Нила близ Асуана, где образуется озеро Насер. Египетский мрамор хоть и красивее нашего, обычного, на котором нет перламутровых полос, зато боится воды, из-за чего камень делается хрупким. Если неосторожно прикоснуться к любому старому надгробию, успевшему за десятки лет впитать в себя влагу, то легко может отломиться кусок камня и прямо на глазах раскрошиться в руке. Египетский мрамор может стоять веками, если его не будет трогать рука человеческая. Впрочем, как и «Армянский след».

 
Вадим АРУТЮНОВ
Каир, Египет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вы можете использовать эти HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>