Неизвестные факты из жизни Согомона Тейлиряна 06.Авг.2020

Во время моего пребывания в Сербии я отправился на юго-восток от Белграда в небольшой старинный городок Валево, где еще 100 лет назад проживало несколько армянских семей коммерсантов — владельцев кофеен, отелей, ковроделов. В наши дни здесь проживает всего лишь одна семья. Это главный врач Валевской городской больницы Завен Дер-Казарян — потомок армянского народного мстителя Согомона Тейлиряна.

Валево так и благоухает ветхостью: старинные крепости, улицы, обложенные черепицей, аккуратные домики постройки 100-150-летней давности, деревянные храмы, коих не так уж много сохранилось в Европе. Да и сами люди не такие «буйные», как во всей остальной Сербии. Городок живет тихой и размеренной жизнью, как и много лет назад. И посреди всей этой меланхолии, в самом хорошем смысле, сохранился двухэтажный особняк родных и близких Согомона Тейлиряна, содержавших на первом этаже собственную кофейню, а на втором этаже живших одной большой семьей. Сейчас в доме живет сербская семья. А единственный из потомков Согомона Тейлиряна и его внучатый племянник Завен Дер-Казарян проживает с женой и сыном-студентом неподалеку от имения. У них я и побывал в гостях.
— Парон Дер-Казарян, получается, что предки Согомона Тейлиряна прибыли в Валево задолго до геноцида армян в Турции? А как же версия о том, что он потерял всех своих родных, убитых турками?
— Попытаюсь раскрыть происшедшее подробно. Еще задолго до того, как начался геноцид армян в Турции, отец Согомона, Хачатур Тейлирян, приехал на Балканы, в Валево, где жили его родственники. Здесь он открыл свое дело, закладывал почву для будущего семейного бизнеса. Именно он открыл в Валево первую в городе кофейню в 90-х гг. XIX в. вместе с братом и моим прадедом Асатуром. Бизнес довольно быстро начал давать плоды. Ведь это было единственное кафе в городе, где можно было собраться горожанам и весело провести время с семьей или друзьями. Только и успевали расширяться и ставить новые столики. Дела росли стремительно. Хачатуру и Асатуру пришлось пригласить из Западной Армении еще родственников, чтобы те помогали. В результате получилось так, что вся мужская половина Тейлирянов оказалась здесь, в Валево. Они зарабатывали деньги, часть из которых отправляли женам, детям, родителям на родину в Бакарич, Эрзнка и Эрзурум. Позже многие из мужчин перевезли в Валево свои семьи. В 1905 году Хачатур, отец Согомона, тоже отправился на родину, чтобы привезти оттуда в Валево жену и детей. Но был арестован в Константинополе. К сожалению, о причинах ареста я не знаю. Известно лишь, что после освобождения Хачатуру запрещено было покидать Эрзиджан, куда перебралась его семья, пока он сидел в тюрьме. Поэтому Хачатур уже не смог вернуться назад в Валево. В 1915 году произошли известные всем события. Тогда и были убиты родители Согомона, брат и две сестры, которых турки зверски изнасиловали. Согомон чудом выжил среди кучи раненых и мертвых тел, сброшенных турками в яму. В это время вся мужская половина наших родственников в Валево отправилась окольными путями в Эрзинджан, Бакарич, Эрзнка на помощь близким. Но никто из них не вернулся назад. Турки убили их всех. В том числе и моего прадеда Асатура. В Валево остались их женщины и дети… Родственников у нас было свыше 100 человек. Выжили только 37, из них большая часть находилась на то время за пределами Турции.
— А как остальным удалось выжить в Турции?
— Мужчины воевали. Сплотились в отряды самообороны. Кто-то из них выжил, кто-то нет.
В основном молодежь спаслась. Кузены Согомона. Сначала они оказались на Ближнем Востоке, затем постепенно стали съезжаться в Валево. Ведь здесь оставались единственные живые родственники одной большой семьи Тейлирянов… Например, уже в 1919 году до Валево смогли добраться Мисак и Седрак, которые продолжили дело убитых отцов. Позже все они сменили свои фамилии и стали на сербский манер называться Седрак Маркович, Мисак Маркович. Сербы того требовали, чтобы в стране были исключительно сербские фамилии. Турок сербы не жаловали, а так как наши предки родом из «турецких краев», то мы вызывали у них подозрение. Поэтому и стали Марковичами.
— Но сейчас-то вы не Марковичи?
— Да, но перед тем, как нам снова стать Тейлирянами и Дер-Казарянами, нам пришлось носить и другие фамилии. Правда, некоторые до конца жизни оставались Марковичами. Когда Согомон отомстил Талаату-Паше в Берлине в 1921 году, всей семье Тейлирянов пришлось менять фамилии и имена. Согомон стал Саро Меликяном. Другой брат, Самуэль, который также в Валево, стал Оскяном. У нас сейчас в Ереване есть дядя, Саро Оскян, соответственно, по линии Самуэля Оскяна. После происшедшего в Берлине турки хотели отомстить Согомону. Разыскивали его по всей Европе. Поэтому всем нам пришлось переименовываться.
— А как вообще появилась идея мщения у Согомона? Ведь это не соседу отомстить, а государственному деятелю иностранного государства, которого еще нужно выследить.
— В Валево жили единственные родственники по отцу, к кому позже и приехал Согомон уже после 1915 года. Известно, что на почве происшедшего у Согомона пошатнулась психика. Долгое время у него была депрессия. Говорил мало. Чаще уединялся. У нас тут в Валево протекает речка Колубара. Согомон часто ходил на берег, сидел там в уединении. А однажды, по его словам, он, увидел во сне свою мать, которая протянула ему сверток. В нем оказался пистолет. У Согомона возникла идея-фикс. Он был уверен, что это вещий сон. Намек на то, что мать просит его отомстить за всех. Но он понимал, что, сидя в Валево, месть не реализовать. Вскоре Согомон покинул Сербию, отправился за рубеж, примкнул к идейным соратникам. Ведь в те годы много было желающих отомстить туркам за близких. Кто-то всю семью потерял, как наш Согомон, кто-то родителей, кто-то детей, жен, мужей…
В армянских общинах среди выживших веял дух революции, мести. Этим жил каждый второй армянин, каждая вторая армянка, всякие партийные движения вроде Дашнакцутюна. Или тот же Шаган Натали. Идея реванша стала приоритетной задачей. Разве что это не одобряли дашнаки в Ереване и в Тифлисе. Не знаю, по какой причине. Возможно, были в сговоре с большевиками… Ну и так сложилось, что Согомон учился в берлинском политехникуме по специальности «инженер-машиностроитель». К тому времени он уже был знаком с Шаганом Натали, Пастером Маджяном и Арменом Каро. Они видели в Согомоне того, кто должен был отомстить Талаату-Паше. Они и передали информацию Согомону о том, что в марте Талаат-Паша будет в Берлине. Подготовились основательно. Согомон следил за визитом одного из главных палачей Геноцида армян, а 15 марта 1921 года привел месть в исполнение. Дальше уже всем известно, что да как было.
— А ваши близкие в Валево сразу узнали, что Согомон убил Талаата?
— Нет, что вы! Долгое время не было никакой информации о Согомоне. Мы знали, что он учится в Берлине. Это все, что нам было известно. Даже когда Согомон оказался за решеткой и во время суда, мы ничего не знали. Он тщательно скрывал наше существование. И он, и его друзья. Лишь спустя месяцы после происшедших событий появились заголовки в сербских политических изданиях о Согомоне. Но, как оказалось, один только наш прадед Мигран знал о происшедшем в Берлине с Согомоном. Оказывается, он скупал все газеты, чтобы никто из близких и соседей не увидел Согомона на первых полосах. Остальные же узнали об этом только после освобождения Согомона из сала суда, когда уже он сам приехал в Валево. Вот тогда-то он и стал Саро Меликяном. А позже он женился на Анаит Татикян, перебрался в Белград, где у них родился сын Шаген. В Сербии у малыша было и второе имя на местный манер — Драголуп. Затем в Белграде у них родился и второй сын Завен. Он проживает в настоящее время в Сан-Франциско.
— Как я понял, вы почти не выезжаете за пределы Сербии. Но вам наверняка известно, что по всему миру именем вашего двоюродного деда названы улицы и площади. Чувствуете ли гордость за родную кровь?
— Еще бы! За рубежом мы с женой и сыном действительно не бываем. Это дорогое удовольствие. На скромную зарплату врача маленького городка особо не покатаешься. Бывал однажды в Армении. Ну и в Черногорию каждое лето ездим на пляжи. Сейчас это уже заграница…
А так, да, в Армении я видел памятник Согомону. Слышал, что есть и улица, названная в его честь. Тогда-то я и понял, что поступок Согомона Тейлиряна имеет большое значение для жителей Армении и расценивается как героизм. Хотя, как я говорил, изначально в Ереване и в Тифлисе были против мести. Знаю также, что именем Согомона Тейлиряна названы улицы во Франции и США…Знаете, я считаю, что сейчас Армения должна идти другим путем, нет нужды жить прошлым. У Армении сложное окружение — Турция, Азербайджан. Властям нужно вести грамотную, правильную политику. Вспомните, спустя 30-40 лет после Тейлиряна появляется АСАЛА, которая аргументировала свои поступки тем же, что и Согомон. Однако нужно четко разграничить, что является террором, а что – нет. Были убиты полтора миллиона армян. За них армяне убили главных виновников злодеяния — Талаата, Энвера и Джемаля. Думаю, этого было бы достаточно. Нельзя жить в постоянной ненависти. Надо идти вперед. Я рад, что с помощью Youtube у тех же турок есть теперь возможность понять, кто такие армяне и что произошло 100 лет назад. У меня нет возможности поехать в родные края — Эрзнка, Эрзурум, Эрзинджан. Это всего лишь мечта. Но мой дядя Вазген Тейлирян, сын Седрака, в 1980 году с американским паспортом ездил в Турцию, чтобы найти дома наших предков — Тейлирянов. Когда Вазген приехал в село Неркин Бакарич, спросил у местного жителя: «Где Армянская церковь? В этом селе была большая Армянская церковь». Турок опустил голову и, словно чувствуя за собой вину, ответил: «Ее уже давно нет. Односельчане разобрали на заборы и сараи для скота». Заметьте, это был 80-й год. Были еще живы те, кто застал армян, живших в этом селе до 1915 года. А один из турков так и вовсе пригласил дядю Вазгена к себе домой, показал ему икону из той разрушенной Армянской церкви. Старик сказал: «Я спас икону и храню ее у себя с надеждой, что армяне когда-нибудь вернуться на родину и захотят построить себе новую церковь. И тогда я ее передам церкви». Дядя Вазген прослезился, ответил: «Вы правы. Икона должна храниться там, где и родилась». После этого никто из наших близких не бывал в наших краях. Не знаем и судьбу той иконы. Сейчас XXI век.
А армяне до сих пор не на родине.
Вадим АРУТЮНОВ
Валево, Сербия

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вы можете использовать эти HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>