Армянский след Бенилюкса. Часть III. 27.Июл.2019

Оставив позади Бельгию и Нидерланды, я прибыл в Великое Герцогство Люксембург — маленькое, но удаленькое государство Европы. Да что там Европы! Мира! Впрочем, обо всем по порядку.

ЛЮКС
Одноименная столица Люксембурга предстала передо мной словно ожившая иллюстрация из книг о средневековой Европе. Замки, крепости, оборонительные стены, овраги… Красота, да и только! Причем все это открывается взору, начиная с первого знакомства с Люксембургом – Gare centrale (Центральная ж/д- и автостанция). Площадь страны всего 2586 км² (протяженность с севера на юг 82 км, с запада на восток 57 км). Люксембург так мал, что немцы в шутку замечают: «Когда подъезжаешь к Люксембургу, сбавь скорость! Иначе прозеваешь его и окажешься в Бельгии».
Происхождение Люксембурга теряется в Х веке: один графский род из мозельской области приобрел Гутланд в верховьях реки Альзет и выстроил в 963 году крепость Люксембург, которая и дала имя роду. Страна не раз теряла свою независимость – вплоть до провозглашения нейтралитета в 1867 году. От твердого принципа нейтралитета Люксембург отрекся лишь в 1948 году, когда состоялось его вступление в ЮНЕСКО. И Люксембург можно понять. Ведь географическое расположение страны во многом обусловило его историю: лежащее между двумя большими соседними странами Францией и Германией Великое Герцогство в течение истории часто превращалось в игрушку в руках великих держав. Несмотря на то, что сами люксембуржцы и есть этнические немцы, говорящие на мозельском диалекте немецкого языка, их дважды оккупировала Германия – в 1914-м и 1940-м. В годы II Мировой германские войска буквально разграбили Люксембург. Почти все ценные произведения искусства оккупационные силы вывезли из страны в Германию, а дворец герцога был превращен в штаб немецкого командования.
Кстати, надо отдать должное монаршим особам и заметить, что во время оккупации Великая герцогиня Шарлотта и члены ее семьи не покидали Люксембург. За что и заслужили уважение простых граждан. Зато с Германией отношения окончательно охладели. Люксембуржцы недоумевали: «Как?», «За что?», «Мы такие же немцы, как и вы!»… Они до последнего не ожидали, что Гитлер вторгнется в Люксембург. А после освобождения англичанами Великого Герцогства от немецких оккупантов люксембуржцы, не простив обиду, причиненную им единокровными братьями-немцами, дали официальный статус мозельскому диалекту немецкого языка, назвав его «люксембургским языком», а себя «люксембуржцами» по национальности. Позже немецкий язык и вовсе был задвинут на третий уровень в числе официальных языков Люксембурга, уступая люксембургскому и французскому. Иначе говоря, представьте, если бы Республика Арцах была бы признанным независимым государством, а ее оккупировала Армения. Взамен, затаив обиду на армян Армении, армяне Арцаха присвоили бы статус официального языка «арцахскому», а себя бы стали именовать «арцахцами» по национальности. Примерно так и случилось в Люксембурге.
Сегодня Люксембург одна из богатейших стран мира. В столице страны находится свыше 200 банков и около 600 инвестиционных компаний. Предтечей всего этого стала металлургическая промышленность, которая вывела Великое Герцогство на первое место по производству металла. Кстати, я побывал на металлургическом комбинате в пригороде Люксембурга. От завода остались одни ржавые трубы. Металлургия уже давно пришла в упадок, зато оставила населению страны огромные богатства. Чему одновременно и рады люксембуржцы, и не очень, считая «металлургическую лихорадку» черной страницей нации. И дело вот в чем: в Люксембурге я обратил внимание на огромное число инвалидов. Для них в стране созданы все условия – отличное медицинское обслуживание, специальные дорожки в городе и места в транспорте, отдельная жилплощадь с индивидуальными удобствами, выполненными дизайнерами. Как оказалось, в Великом Герцогстве почти каждый десятый гражданин имеет инвалидность. Как это связано с металлургией? Если вы думаете, что инвалидами они стали из-за тяжелой работы у мартеновских печей, то ошибаетесь. Дело в том, что после того, как на население внезапно упало несметное богатство, каждый люксембуржец захотел оставлять капитал в семье. На «черный день», так сказать. Местные жители стали жениться на родственницах. Иногда близких. Например, на кузинах. Подобные инцесты и стали причиной частого рождения детей-инвалидов.
Впрочем, не будем о грустном. Люксембуржцы в настоящем – это достаточно умный и приветливый народ. Независимо от рода деятельности каждый гражданин этой страны владеет не менее чем четырьмя языками – английским, французским, немецким и люксембургским. А португальцы, коих в стране 11%, еще и португальским языком. Кроме того, люксембуржцы очень трудолюбивы и привязаны к земле. В этом я убедился, когда проехался по населенным пунктам Великого Герцогства. Почему бы не проехаться, если проезд по стране составляет всего два евро, а по столице и вовсе бесплатный!? Всюду мне встречались виноградники. На их фоне замки и мосты Люксембурга смотрятся особенно величественно. Заехал я и в Шенген. В то самое селение, которое стало знаменитым во всем мире благодаря одноименному Соглашению, открывшему границы между странами Европы. Здесь имеется музей Шенгенского соглашения, который я посетил. Среди экспонатов вся атрибутика Шенгенского Договора и сами договоры между странами в их оригинальном виде, фотографии. В книге гостей я оставил запись: «Однажды Европа признает Арцах независимым государством и настанет мир».
Выйдя из музея, я поднялся на мост над рекой Мозель, прошел через него и оказался на территории Германии, в Саарланде. Здесь я пообедал, т.к. цены в Германии значительно ниже люксембуржских. После обеда прошелся вдоль реки и оказался уже во Франции, в провинции Апаш. Если идти обычным шагом из Шенгена в сторону востока, то в течение 15 минут можно побывать в трех странах – Люксембурге, Германии и Франции. Вот почему именно в Шенгене, а не где-либо еще было подписано знаменитое Соглашение о Еврозоне. Пока гулял по периметру трех границ, мой телефон безудержно отправлял мне сообщения от мобильного оператора. Один за другим они высылали мне приветствия и условия роуминга. Сначала «Добро пожаловать в Люксембург», потом «Добро пожаловать в Германию!», следом «Добро пожаловать во Францию!», «Добро…», «Добро…»… Оператор так запутался, что, когда я вернулся назад в Шенген, получил новое сообщение – «Добро пожаловать в Финляндию!».

АРМЯНЕ В ЛЮКСЕМБУРГЕ
Впервые нога армянина вступила в Великое Герцогство в 1815 году. Это был посол Баварии в Люксембурге Адам фон Аретин – сын баварского барона Ованеса Христофора Арутюна Казадура, выходца из Константинополя. Перебравшись в Баварию еще в раннем возрасте, Ованес Арутюн получил прекрасное образование в Мюнхене, а позже был принят на должность советника государственного казначейства. 11 апреля 1769 года получил титул барона, который имел право передать по наследству. Один из его сыновей, Адам фон Аретин, стал дипломатом и посланником союзных держав на сейме во Франкфурте-на-Майне в 1817 году, зарекомендовав себя отличным специалистом именно в Люксембурге.
Второй «армянский след» на территории Люксембурга оставил небезызвестный изобретатель аккордеона Кирил Демьян. Армянин из Арменополиса (совр. Герла) Кирилл вместе с сыновьями Карлом и Гвидоном привозил из Люксембурга в Вену древесину. Как им казалось, люксембуржская древесина наиболее прочная, легкая в отделке и хорошо удерживает меха. Так мир узнал об аккордеоне, который был изобретен армянским мастером из Вены с помощью люксембуржской древесины, костей и шкуры альпийских домашних животных.
Однако, как вы поняли, ни Аретин, ни Демьян не были гражданами Великого Герцогства. С Люксембургом их связывала работа. Настоящая же армянская диаспора в этой стране возникла недавно. Всего-навсего 25-30 лет назад. И образована она выходцами из постсоветского пространства.
В Люксембурге я и остановился у главы местной армянской общины Самвела Аракеляна. Он же и председатель… таджикской общины Люксембурга.
– В жизни все бывает, — поясняет Самвел, заметив мое удивленное лицо. – Конечно же, таджиков в Люксембурге нет, кроме меня (смеется: прим.авт). Несколько лет назад в Люксембург с визитом прибыл президент Таджикистана Эмомали Рахмон. Нужно было организовать встречу. Таджикский посол обратился ко мне, т.к. я выходец из Таджикистана. Вручил мне все необходимые документы. Так я и стал главой таджикской общины без таджиков в Люксембурге.
– А сколько в Люксембурге армян? – поинтересовался я у Самвела.
– Около 150 человек. Но, к сожалению, не все бывают в общине и не со всеми я знаком. Насколько мне известно, я так и вовсе был первым армянином, переехавшим в начале 90-х в эту страну на свой страх и риск вместе с семьей. Трудное было время. Ну ничего. Обустроились. Что касается общины, то нас, активных ее членов, хоть и мало, зато качественные. Сами умудряемся работать, зарабатывать и соотечественникам в Армении стараемся помогать.
Не мог не спросить я у Самвела и о Кубке, который вручили власти Люксембурга Армянской общине.
– Да, действительно. Это было в 2018 году. Кубок от ASBL (Association sans but lucratif). Это некоммерческая юридическая организация, которая поощрила нас за ряд проектов, в частности, за программу, организованную для детей из Армении и других стран. Организатор проекта Татев Маркарян. Благодаря его идее десятки детей приезжают в Люксембург и целый месяц проживают здесь, знакомятся со страной, сверстниками, получают насыщенную программу.

В какой-то момент я подумал: «И чего я не ребенок!». От мыслей отвлек меня Самвел.
– Вообще в Люксембурге созданы все условия для спорта, но местные жители не особо пользуются этими благами. Знаменитых спортсменов-люксембуржцев почти что нет. Я бы с удовольствием курировал какого-нибудь начинающего талантливого спортсмена из Армении в Люксембурге, чтобы он и общину нашу, и Люксембург не посрамил.
Я снова ударился в грезы, понимая, что и в спорте мне ничего не светит.
Пока мы беседовали, к нам присоединились еще несколько членов общины – Армен Степанян, Роман Арутюнян и Артем Хачатрян. Тоже хоть и не спорт-смены, но весьма симпатичные люди и предприниматели, чем-то похожие на португальцев, которых частенько можно встретить в Люксембурге.
Кстати, Люксембург одна из немногих европейских стран, где почти нет ни арабов, ни турок.
– Раньше их было много, — говорит Самвел. – Особенно турок. Помню даже такой смешной случай. В 90-х, когда мои дети были еще маленькими, Люксембург украсил обильный снегопад. Мы вышли лепить снеговика. Для люксембуржцев эта лепнина в диковинку. Но соседям понравилось наша работа. Некоторые из них вышли помогать. Катали огромные круги. Потом кто-то вынес из дома ведро, кто-то метлу, кто-то морковку… Снеговик получился огромный. Что надо! Дети радовались. Весь вечер играли вокруг него. Утром вышел на кухню приготовить кофе. Гляжу в окно, а Снеговика-то и след простыл! Вместо него груда снега. Кто-то развалил. Позже узнал от соседки, что Снеговика нашего развалили дети турок из соседнего дома. А дальше ее коронная фраза: «Да уж! Армяне лепили-лепили, а турки взяли да развалили». Представляете? Это была чистокровная люксембурженка, которая знать не знала ни о геноциде, ни о армяно-турецких передрягах. Просто «сказала и попала в яблочко».
Возвращаясь к вопросу о турках, скажу, что в 90-х Люксембург действительно не уступал Германии по численности турок. Однако проблема турецких эмигрантов разрешилась… за большие деньги. Некий турок изнасиловал молодую люксембурженку. Учитывая, что уровень криминала в стране не превышает в год 1%, столь дерзкое преступление вызвало огромный резонанс по всему Люксембургу. Поднялись националисты, которые стали устраивать погромы домов, где жили турки. Дабы избежать волны насилия в спокойном доселе государстве, правительство страны обратилось к этническим туркам с заманчивым предложением, от которого турки не отказались – продать свои дома, за которые бы власти дали огромные деньги. На призыв откликнулись почти все. Получив деньги за свою недвижимость, турки отправились на ПМЖ в соседнюю Германию и Бельгию.
Что касается законопослушных армян, то, они легко «вписались» в общество Великого Герцогства и заслужили уважение своим трудолюбием и порядочностью, легко овладели как французским, так и люксембургским языком. Армянское присутствие в Люксембурге начиналось с дипломатии фон Аретина. Дипломатией и продолжается.
Вадим АРУТЮНОВ,
Люксембург

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вы можете использовать эти HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>