Армянский след Бенилюкса. Часть II. 22.Июл.2019

Спозаранку я прибыл в голландский город Маастрихт. На часах — 04:30. Небольшой городок с населением в полтораста тысяч еще спал. Учитывая, что мой check-in в отеле начнется только с 10:00, вооружившись навигатором, я отправился к реке Маас встречать рассвет. Здесь же, с видом на эту реку, давшую городу название, и находился мой номер в отеле. Да и сам отель выбран мною неспроста. Он носит имя покровителя Маастрихта — святого Сервация Армянского.

НИ

Маастрихт – один из самых известных городов Нидерландов. По большей части, известен тем, что здесь в феврале 1992 года был подписан «Маастрихский договор», ставший предтечей «Договора о Европейском союзе». Разумеется, не это событие привело меня в Маастрихт. Городу, основанному в начале I века н.э., покровительствует святой Серваций Армянский – первый в этих краях епископ, избравший в 382 г. Маастрихт своей резиденцией.
Серваций родился в Армении в первой половине IV века. В это время Армения была уже христианской страной, а народ все больше интересовался новой христианской религией. Особенно популярной среди армян была «Земля обетованная» и, в частности, Иерусалим. Паломники отправлялись по святым местам. Некоторые оставались, чтобы приобщиться к христианским святыням и общинам, пойти по стопам проповедников, как и заповедовал сам Христос своим апостолам. Одним из мужей, выбравших христианский путь жизни, был Серваций. Известно, что у него было на тот момент другое, армянское, имя, которое не сохранилось в анналах истории уже Иерусалима. Как гласят предания, Сервацию явилось чудесное видение ангела, повелевшего ему вести проповедь христианства в северных землях. Когда Серваций находился в Риме, как повествует предание, ему явился и апостол Петр и повелел заложить епископскую кафедру в Маастрихте. Так он и оказался в этом городе.
Сбросив рюкзак в номере, я отправился в главную достопримечательность Маастрихта – Собор Святого Сервация. По пути к собору мне часто попадались различные статуи, бюсты и портреты покровителя города. На первый взгляд может показаться, что находишься в каком-то небольшом государстве, где правит монах-диктатор, а население его состоит из верноподданной христианской паствы. Однако иллюзии развенчались сразу же после того, как я решил передохнуть, присев на лавочку. Я унюхал запах дымящейся марихуаны. Неподалеку от меня сидел мужчина лет 30, слушал музыку, чинно потягивая наркотик. «Да уж!», – подумал я. – «Впрочем, чему удивляться? Я же в Голландии».
Пока я мысленно говорил с самим собой, мужчина, видимо, решил составить мне (или себе?) компанию. Подошел, сел рядом.
– Может, марихуану? – протягивая самокрутку, обратился он ко мне.
– Нет. Спасибо! Я предпочитаю сигареты, – вежливо отказался я.
– Зря! – сказал мой собеседник, убирая скрутку назад в коробочку. – Сигареты курить вредно. Здоровье надо беречь.
Мне много раз говорили о вреде табака. Советовали расстаться с этой дурной привычкой. Но впервые в жизни предложили альтернативу, от которой я разинул рот и забыл закрыть даже тогда, когда уже говорили о стороннем…
И вот я у храма. Прямо на Соборной площади среди фонтанчиков стоит памятник Святому Сервацию, а вокруг него лавочки для отдыхающих и паломников. Серваций скончался здесь же, в Маастрихте. А его мощи находятся в одноименной базилике, в одном из помещений, которое открывается для верующих и паломников в определенные дни.
Внутри базилики все скромно, но и одновременно роскошно. Все в духе католицизма. Сам чертовски обожаю внутренние убранства католических храмов – минимальная роскошь, в отличие от РПЦ, и максимальное убранство вопреки ААЦ. Что-то среднее.
Сам собор величественен и занимает огромную площадь. Я решил пройтись вокруг него, чтобы осмотреть это великолепие со всех сторон. Обогнув базилику через Sint Servaasklooster (Монастырская улица Святого Сервация), я вышел на узкую улочку Het Vagevuur и чуть не прозевал хачкар. На первый взгляд, хачкар как хачкар, но на фоне базилики он показался мне маленьким. На крест-камне надпись: «Хачкар передан в дар городу Маастрихт от армянской общины в память их соотечественника Святого Сервация».
В Маастрихте я провел один полный день и не сожалею, что заглянул в этот городок, в который обычно любители Амстердама и Гааги не заглядывают в силу удаленности от столицы. Рекомендую. Маастрихт еще сохранил те самые европейские черты, кои во многих городах «старушки Европы» уже давно отсутствуют. Возможно, и я бы не оказался в Маастрихте, если бы не Святой Серваций, оставивший здесь не только свои армянские следы, но и мощи. Не знаю. Однако точно знаю, что пора нам отправиться и в другие города «НИ». В них тоже масса интересного. Особенно в Амстердаме, куда я прибыл накануне.
….
Впечатленный Сервацием в Маастрихте, свое знакомство с Амстердамом я начал с Армянской Апостольской церкви 1714 г. Сама дата основания говорит о глубоких корнях армян в этой части света. Храм расположен на берегу одного из многочисленных каналов Амстердама, два берега которого соединяет Armeensebrug –
Армянский мост, заложенный чуть позже храма в 1723 году. Так что вполне возможно, что по нему ходил и сам ван Гог.
Интересна и история храма. Учитывая, что Нидерландское Королевство – образование протестантское, голландцы всегда относились ревностно к инакомыслящим. Особенно в XVIII в., особенно к католикам. У местных жителей была свежа память об истреблении католиками протестантов. Вспомнить хотя бы Варфоломеевскую ночь 1572 года во Франции, когда католики вырезали до 30 тысяч протестантов-готентотов… На фоне исторической ненависти голландцев к соседям-валлонам, исповедующим католицизм, армянам удается в Амстердаме обзавестись собственным храмом, традиции которого были куда ближе к католическим, нежели к протестантским. Все это, несомненно, благодаря местной общине армян, которые, как и в Бельгии, были довольно состоятельными и уважаемыми людьми, приносящими в казну Королевства несметные богатства, торгуя с заморскими странами. Увы, ничто не бывает вечным. В нач. XIX в. армяне сдают позиции. Наполеоновские войны все больше охватывают уголки Европы. Исключением не стал и Амстердам. Порты в страну были закрыты. Экономика ослабевала, а вместе с ней и армянская община, представлявшая существенное звено этой экономики. Армянам пришлось закрыть церковь. Не было возможности содержать ее. А после войны, в 1850 г., так и вовсе продали. Лишь в ХХ веке, в 1989 г., армянам вновь удалось выкупить свой храм Сурб Оги (Святого Духа).
Об армянах-купцах голландского средневековья осталось много свидетельств в амстердамских музеях, на картинах в которых изображены эти самые предприниматели. Их запечатлели Йоханнес Лингельбах на Gezicht op de Dam (1656 г.), Дж. Шульц «Армянский купец с кальяном» (1769 г.), Иоганн Бейгель «Армянский купец» (17 в.), Каспар Нэтшер «Молодой армянин, склонившийся к окну» (1639 г.)… А в Национальном голландском государственном музее хранится скульптура «Армянский торговец с обезьяной», инкрустированная драгоценными камнями (1700 г.). В средние века армянская община Голландии насчитывала около 900 имен. Их можно найти в сохранившихся нотариальных актах муниципальных архивов с 1600 по 1800 годы.
Сообщество достигло своего демографического зенита в 1668 году, когда можно было насчитать 6600 армянских фамилий. Богатые армяне подражали амстердамской элите, заказывая золотые и серебряные медали и брачные медальоны с армянскими надписями, чтобы отмечать рождение и браки. Именно в Амстердаме вышла в свет первая печатная Библия на армянском языке в 1661 году и первое издание «Истории Армении» Мовсеса Хоренаци в 1695 году. Здесь же, в армянской типографии Амстердама, вышла первая карта мира на армянском языке в 1695 году.
Казалось бы, жизнь армян в Голландии шла беспечно и беззаботно, учитывая, что армянские граждане этой страны вкупе с голландцами осваивали колонии в заморских территориях. Однако свои коррективы судьба внесла в годы II Мировой войны, когда армяне в этой части света оказались на противоборствующих баррикадах. Армянские антифашистские отряды Нидерландов располагались на острове Зеландия в 200 км от Амстердама. Во время оккупации германскими войсками Нидерландов, по иронии судьбы, в Зеландии расквартировали часть Армянского легиона вермахта. Антифашистские отряды Зеландии были подавлены оккупационными силами. Многие жители, оказывавшие сопротивление, были взяты в плен, а позже расстреляны. Среди них были и армянские антифашисты, мужественно сопротивлявшиеся оккупантам. В их расстреле, как вы уже догадались, принимал участие в т.ч. и Армянский легион Германии. По сути это был первый в новейший истории случай, когда армянин шел против армянина ради чужой идеологии. Такое и раньше случалось, но, во всяком случае, в рамках территории Армянского нагорья.
В настоящее время правительство Нидерландов установило мемориал армянским бойцам сопротивления в Миддельхарнисе на острове Зеландия, где произошли эти трагические события. Здесь же находится и могила героя Нидерландов Телемака Мардиросяна и Корнелии Менхеер.
Находясь в Амстердаме, я познакомился с правнуком одного из армянских легионеров немецких оккупационных
войск Дирком Ваном. Его семья не любит ворошить прошлое, но Дирк встретился со мной с условием, что не будет разглашено имя его прадеда.
– Он не любил говорить о войне, а мы не спрашивали его, – говорит Дирк. – Мой прадед скончался в возрасте 91 года в 2013 году. Всю жизнь укорял себя в том, что примкнул в молодости к «немцам» и был соучастником расстрела армянских партизанских отрядов в Зеландии. Разговоры на эту тему всегда были табу в нашей семье. Мы просто знали об этом.
– А как он попал в этот Армянский легион?
– Понимаете, на самом деле все гораздо проще, чем может показаться на первый взгляд. Начну не с того, как он там оказался, а с истории нашей семьи. По линии матери мои корни уходят вглубь истории Голландии до начала XIX века. Ее предки были священниками и осели здесь 200 лет назад. Мы даже не знаем, откуда они прибыли в Голландию. Что касается отцовской линии Ванов, то мой пращур, отец прадеда, воевал в Зангезуре против большевиков. Но когда последние оккупировали Армению и сделали из нее часть Советского Союза, пращур и многие из их отряда эмигрировали в Западную Европу. Мой пращур Григор Ванян оказался в Голландии, где женился на армянке из Тилбурга. В дальнейшем цель Григора и его сына, моего прадеда, была связана с антикоммунизмом. И когда прадед вступил в Армянский легион вермахта, сделал он это не столько потому, что был фанатиком Гитлера или нацистской идеологии, а чтобы отомстить коммунистам за Армению. Прадед одинаково ненавидел и Сталина, и Гитлера. Но был уверен, что в случае победы Германии Советский Союз прекратит свое существование и Армения станет свободной от большевизма. Единственное, чего он не мог простить себе, – расстрел партизан в Зеландии, в числе которых оказалось немало его соотечественников-армян. Этой темы он и избегал, когда кто-то пытался заговорить с ним об Армянском легионе.
– А откуда фамилия Ван? Ваши корни из Вана?
– Не знаю. Возможно. Точно знаю, что наша фамилия изначально была Ванян, но была переделана голландскими властями, когда пращур получал документы. Дело в том, что достаточно много голландских фамилий пишутся через «ван» –
ван Дейк, ван Берг, ванн Бастен… Предка же моего записали в «ван Йен». Так им послышалась фамилия «Ванян». Только уже когда родился мой дед, семья решила избавиться от «Йена», оставив «Ван». Так мы стали «Ванами».
Семья Ван старается держаться особняком от общинных дел, но, как завещал их прадед, помогает Армении по возможности. Так, ими было профинансировано восстановление пострадавших от азербайджанских обстрелов армянских сел в Тавушском марзе, закуплены учебные принадлежности для арцахских школ. Свою помощь не афишируют, чтобы лишний раз не привлекать внимание к семье…
На сегодняшний день армян в Нидерландах всего около 15 тысяч. Среди них и те, чьи корни уходят в недра прошлого, и новые переселенцы из стран Ближнего Востока и постсоветского пространства, обосновавшиеся в Амстердаме, Гааге, Роттердаме, Утрехте и Алмело. Община имеет и свои школы с преподаванием на армянском языке, храмы, культурный центр… Обсуждается вопрос восстановления собственной типографии. Важно, что в стране, где секс и наркотики можно встретить повсеместно, армяне умудряются жить архаично, не растворяясь в среде культуры стержневого народа. Это, в некотором смысле, радует. А посему можно с уверенностью сказать, что в Нидерландах в ближайшие 20-30 лет армяне не исчезнут как отдельная национальная единица, как и в Бельгии. Осталось только выяснить, как обстоят дела в третьей стране Бенилюкса Люксембурге. Но об этом уже в третьей части моего повествования – «Люкс».
Вадим АРУТЮНОВ,
Нидерланды

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вы можете использовать эти HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>