АРМЯНСКИЙ СЛЕД БЕНИЛЮКСА 04.Июл.2019

Прежде чем отправиться по армянским следам стран Бенилюкса, приведу небольшую справку: Бенилюкс — это политический, экономический и таможенный союз, включающий в себя три монархии — Бельгию, Нидерланды и Люксембург. И, как вы уже догадались, этимологическая конструкция состоит из названий первых двух-трех букв этих стран: БеНиЛюкс. О них я и расскажу вам попутно, прогуливаясь по армянским следам трех монархий.

БЕ

Признаться, отправляясь по Бенилюксу, я и не подозревал о том, что в этих монархиях масса любопытных армянских красок. Армянская община Бенилюкса имеет давние корни. Свое повествование начну с Бельгии, где я сделал первую остановку.
Прибыв из Братиславы в Шарльлеруа, я сразу же отправился в Брюссель на скоростном поезде. Между этими городами почти 70 км, но, благодаря великолепной транспортной логистике, мне удалось добраться до центра бельгийской столицы за считанные минуты. Знакомство с городом я начал, конечно же, с Grand-Place – знаменитой рыночной площади Брюсселя, окруженной со всех сторон сооружениями фламандской архитектуры. Задерживаться здесь я не стал, т.к. из-за огромного наплыва туристов испытываешь дискомфорт, а я сторонник бескрайнего простора. Постепенно стал выбираться из толпы, оказавшись на соседней улице, которая, судя по карте, должна была привести меня еще к одной известной достопримечательности Брюсселя – «Писающему мальчику». Кстати, даже в отношении этого «мальчика» фламандцы и валлоны не могут прийти к компромиссу. Фламандцы называют его Manneken Pis, валлоны же сдержанно – Petit Julien (Маленький Жюльен). Так вот, я решил заглянуть к этому «шедевру». Направился в ту сторону, куда мне указали местные жители. А когда дошел, у меня отвисла челюсть: передо мной стояла статуя не мальчика, а… «Писающей девочки» (Jeanneke Pis). Впоследствии оказалось, что бельгийская столица имеет не только скульптуры писающих «мальчика» и «девочки», но и «собачки» (Zinneke Pis). И вообще Брюссель помешан на всем «писающем». Здесь можно даже купить молочный «писающий шоколад» в форме того же «маленького Жюльена». Думаю, не составит вам труда самим догадаться, что нужно отломить, чтобы шоколадный Жюльен описался молоком…
Забегая вперед, замечу, что впервые за всю мою историю панармянских поездок в Бельгии я оказался за счет армянской общины этой страны. Да и остановился в Брюсселе у наших хлебосольных соотечественников Овсепа Агопяна и Натальи Дмитриевской. Но об этом позже. Для начала хотелось бы рассказать о прошлом и настоящем армянской общины Бельгии.

 

ВО ИМЯ ХРИСТА И БРИЛЛИАНТОВ

Первые сведения об армянах в Бельгии датируются IV веком, когда армянские священники начали прибывать в бельгийские порты. Некий армянский епископ посетил город Тонгерен к востоку от Брюсселя. Как вы поняли, это случилось аккурат в то самое столетие, когда Армения провозгласила христианство своей государственной религией и по христианской традиции, подобно апостолам, армянским христианам было необходимо ходить и проповедовать Слово Божье как заповедано в Евангелии. Скрываясь от римских властей, армянские священники проповедовали по всей империи, а к концу IV века достигли ее окраин – Белгики, населенной тогда языческим кельто-германским племенем белгов.
На протяжении почти 500 лет здесь, в стане белгов, а позже галлов и франков, армяне отождествлялись у местных племен с христианством. Однако уже с XII века, когда Римская империя осталась далеко позади, а большая часть Европы стала христианской, армяне, прибывающие на земли белгов, представляли собой купцов. По суше и морю они завозили в Белгику ковры, муслин, специи, драгоценные каменья… К примеру, галльские агиографы в макерах (разновидность шансона) упоминали в 1011 году не столько уже армянских проповедников, сколько купцов, торговавших в Генте, Тонгерене и на всем побережье Западной Фландрии. До XV века армянские купеческие сообщества имели в этой части света монополию на ввозимые ими ковры и драгоценные камни. Это были весьма состоятельные и образованные люди. В 1478 году вблизи Остенде армянами была открыта лечебница для господ, где работали армянские лекари. В том же году, но уже в Брюгге, армянами был открыт хоспис –один из первых в Европе.
С конца XVI века связь армян с Бельгией прерывается. Во всяком случае, не осталось источников, которые бы упоминали их в этой стране. Лишь с конца XIX века на арену бельгийской истории снова выходят представители армянского народа и тоже, в частности, в качестве предпринимателей. Сообщается, что удерживали они монополию на табачные изделия. Первые и единственные на то время табачные бренды, производящие в Бельгии Davros, Arax, Marufa и Enfi, принадлежали семьям Мисирян, Жамкертян, Матосян и Энфиаджян. В эти же годы армяне преуспели и в торговле бриллиантами. К примеру, Антраниг Барсамян был президентом престижного Алмазного клуба Бельгии в 1920 году. В то время семьи Ипекджян, Амбарцумян, Артинян, Осканян, Арсланян и знакомые уже нам табачные магнаты Жамкертян были известнейшими бизнесменами в стране. Все они занимали существенную нишу в Алмазном квартале Антверпена.
Были среди армян Бельгии и деятели спорта, об одном из которых нельзя не упомянуть. Речь о российском футболисте Ваграме Кеворкяне. В 1902 году Ваграм перебрался в Бельгию. Стал играть за местную команду Брюгге Cercle Brugge. Затем, в 1905 году, перешел в Beerschot. Карьера «русского» футболиста в Бельгии развивалась из года в год. К примеру, в сезоне 1908-09 гг. Кеворкян стал лучшим бомбардиром чемпионата Бельгии, отметившись 24 забитыми мячами за 21 встречу. Последний матч футболист сыграл 26 февраля 1911 года против своей бывшей команды «Серкль Брюгге». Всего же он провел в высшей лиге Бельгии 103 игры и забил 81 гол. В Бельгии Кеворкян приобрел все, что нужно молодому спортсмену: деньги, славу, поклонников. Не было одного – бельгийского гражданства. По неизвестным причинам власти монаршей страны оставляли без внимания запросы футболиста. Оставаясь подданным Российской империи, 26 октября 1908 года Кеворкян принял участие в матче сборной Бельгии против Швеции. На 30-й минуте Ваграм Кеворкян забил решающий гол в ворота шведов. Матч закончился со счетом 2:1 в пользу сборной Бельгии. Но этот гол оказался решающим не только для бельгийцев, но и для самого Кеворкяна. В знак благодарности бельгийское королевство выдало Ваграму паспорт гражданина Бельгии. К сожалению, тернистый путь к бельгийскому гражданству оказался дольше, чем само гражданство. Через три года, 17 июля 1911 года, в возрасте 23 лет, Ваграм Кеворкян скончался из-за осложнений после операции по удалению аппендицита. Его могила находится на одном из кладбищ Антверпена.
Первая половина ХХ века стала новым витком притока армян в Бельгию. Поводом послужили и Геноцид армян в Турции, и Октябрьская революция в России. Из Ростова-на-Дону в Бельгию переселилась семья Нины и Михаила Асланян, запустивших на новом месте алкогольный бизнес. Наверняка россияне помнят попадавшуюся в лихих 90-х на прилавках магазинов «Aslanov Vodka». Именно в те годы продукция семьи Асланян стала завоевывать и постсоветский рынок.
В 1920 г. в Брюсселе начала свою активную деятельность Committee of Belgian Armenians, официально признанная правительством организация, представляющая около 10 000 армян, проживающих в стране, большая часть которых были выходцами из Османской и Российской империи. В 79-м сюда прибыли армяне из Ирана, покинувшие страну с приходом власти мулл. А в 80-е и 90-е гг. в Бельгию стали эмигрировать армяне с Ближнего Востока и постсоветского пространства. В настоящее время в Бельгийском Королевстве проживает свыше 30 тысяч армян.

АРМЯНСКИЙ ЗЯТЬ

Как говорилось выше, в Брюсселе я остановился у супругов Овсепа Агопяна и Натальи Дмитриевской. Он из Армении, она – из России. Около 30 лет живут в Бельгии. Здесь же и познакомились. Агоп и Наталья с радостью приняли меня, угощали европейскими винами, блюдами бельгийской кухни. Особенно запомнился chicon (шикон). Это разновидность цикория, который начиняют сыром, овощами или беконом. Едят его либо сырым, либо поджаренным. Вообще, признаюсь, в Бельгии я не успевал проголодаться. Вечерами приглашали в гости на шашлыки представители армянской диаспоры. Бывал у известного блоггера Жоржа, чей кулинарный канал очень популярен в России, и которого смотрят до пяти миллионов человек. Также побывал в гостях у семьи Лусине Дарбинян, с которой давно знаком. Кстати, именно Лусине и Арена Агаджанян являлись инициаторами моих съемок в Бельгии. Они призвали наших соотечественников принять участие в финансировании бельгийской части фильма «Армянский след Бенилюкса». С ними я тоже, конечно же, встретился на чаепитии. Кроме всего прочего, Овсеп, Лусине и Арена, вопреки своей занятости, провели для меня замечательную экскурсию по Брюсселю и Антверпену. Эрудированность Овсепа здорово впечатлила. Мы побывали и у Королевского дворца, и на улицах Брюсселя, куда обычно не возят туристов гиды. Побывали и у памятника Готфриду Бульонскому, которого некоторые шутя называют «памятником армянскому зятю». На самом деле немного не так. Дело в том, что граф Бульонский был одним из предводителей Первого крестового похода 1096–1099 на Восток, благодаря которому захватил Иерусалим и был провозглашен правителем Иерусалимского королевства. Готфрид не был женат. Он скончался через полгода после своей коронации в 1100 году. Трон перешел по наследству к брату Готфрида Балдуину I. Он стал вторым королем Иерусалима, а его супруга Арда Армянская –
дочь армянского князя Тороса, лорда Эдессы – стала первой королевой Иерусалимского царства. Она была невесткой первого короля Иерусалима –
Готфрида Бульонского. Но эпитеты «первый король Иерусалима» и «первая королева Иерусалима» иногда и путают любителей истории, записывающих Арду в супруги Готфрида.
Брюссель полон валлоно-фламандской архитектуры, памятников старины, дворцов и статуй бывших монархов и военных деятелей Королевства. К сожалению, у туристов Брюссель ассоциируется лишь с Атомиумом, «Писающим мальчиком», Гран-Пласом и шоколадом. Также сегодняшний Брюссель известен мировому сообществу благодаря Европарламенту. Кстати, он находится в Еврогородке, в одном из районов Брюсселя. Здесь бесчисленные здания, принадлежащие Европарламенту, скверы, парки, музеи и, главное, любой желающий «смертный» может войти в Европарламент и послушать заседания депутатов. Для визитеров имеются отдельные места на балконах зала заседания. А в перерыве между заседаниями так же легко и свободно можно подойти к любому депутату, поговорить с ним, дать рекомендации или вовсе покритиковать. Депутаты Европарламента не скрываются от граждан…
Перед тем как мне покинуть Бельгию, мы с Ареной заехали в Антверпен. Город впечатлил. К вечеру мы оказались на том самом знаменитом Алмазном рынке, который, как я говорил выше, еще сто лет назад управлялся несколькими армянскими семьями. Но годы идут. В настоящее время только две ювелирные «точки» принадлежат здесь этническим армянам, а сам Алмазный рынок уж давно – евреям.
В полночь, покинув Антверпен, я отправился в Нидерланды, в славный Маастрихт – город, которому покровительствует армянский святой. Но об этом уже в следующей части, «НИ».
Вадим АРУТЮНОВ,
Бельгия

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вы можете использовать эти HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>