Мои «Римские каникулы» Часть II 06.Мар.2019

Минуя стыковочным автобусным рейсом Пескару, к рассвету я прибыл в Римини, откуда направился поездом в Равенну. Город этот пропитан историей. И не только итальянской.

АРМЯНСКАЯ ИТАЛИЯ

Кто только не воспевал Равенну: и лорд Байрон в «Дневнике Равенны», и Оскар Уайльд в стихотворении «Равенна», и Герман Гессе, и Александр Блок.… Даже Данте в «Божественной комедии» в 5-й и 27-й песнях упоминал Равенну. Тем не менее, во время прогулки по старым улочкам, проложенным черепицей, мысли переносили меня в роман Войнича «Овод», хотя в этом произведении ничего о Равенне не говорилось. Не знаю почему. Возможно, такой, как Равенна, я и представлял те самые улочки, по которым ходил главный герой – Артур Бертон. Ведь действие происходило где-то здесь же поблизости в Эмилии-Романья, административном центре, где расположена сама Равенна.
После 402 года новой эры Равенна стала столицей Западной Римской империи, затем поочередно столицей государства остготов, Равеннского экзархата и Лангобардского королевства. По сути, Равенна – один из немногих городов Италии, где наряду с католической архитектурой можно запросто встретить византийскую, православную. А дело вот в чем.
В 540 году армия Велизария осадила и завоевала Равенну, включив ее в состав Византии. Вилизарий имел огромный опыт ведения боевых действий, а начинал свою службу простым солдатом гвардии императора Юстиниана I. В 525 года н. э., во время войны с Ираном, Велизарий командовал небольшим отрядом, действовавшим в Персидской Армении. Главным соперником Велизария был полководец Восточной Римской империи армянин Нерсес, который наряду с Велизарием стал одним из первых великих полководцев раннего Средневековья и даже больше. В разные периоды истории Нерсесу удалось покорить остготов, вернуть Юстиниану контроль над Адриатикой и даже взять Рим. А если не брать в расчет то, что до второго прибытия Нерсеса в Италию под властью империи оставалась Равенна с ее окрестными землями, то армянского византийского полководца можно по праву считать единственным за всю историю военачальником, сумевшим покорить весь Апеннинский полуостров. Этим он и заслужил признательность императора Юстиниана I – православного правителя Равенны и Римини. Находясь в Равенне, я не мог не посетить православный храм византийского стиля Сан-Витале, который, к тому же, является визитной карточкой города. Большая часть базилики была заложена в 527 году, а все остальные позже с разницей в 100, а то и 200 лет. Здесь, в основной части базилики Сан-Витале, один из потолков украшен мозаикой, в центральной части которой изображен Юстиниан I, а слева от него сам полководец Нерсес, вернувший императору власть над Адриатикой. Не скрою, гордость от такого соотечественника так и кипит изнутри. И не только за этого соотечественника. В том же Сан-Витале находится саркофаг экзарха Равенны в 625-643 гг. Саака Армянина, или, как его называют в католической традиции, Исаака Армено. Останки главы Равенны помещены в саркофаг вместе с останками его супруги Сусанны. А на самом саркофаге надпись:
«Здесь покоится отважный стратег, хранивший Рим и Запад в неприкосновенности, Исаак Армянин из знатного армянского рода. С ним покоится его целомудренная супруга Сусанна в образе почтенной горлицы. Она непрерывно страдала после потери прославленного мужа, проявившего себя в боях в Леванте и на Западе; Экзарх Исаак командовал армиями Запада и Востока».

Саак Армянин происходил из армянского рода Камсаракан и был не только талантливым экзархом, но и полководцем. Например, когда Маврикий совершил попытку захватить власть в Риме и провозгласить независимость от Византии, войско, возглавляемое Исааком Армянином, вошло в Рим, арестовало Маврикия с мятежниками. Позже Маврикий был казнен. Согласно хронике франкского летописца VII века Фредегара, экзарх Исаак убил и графа Тосканы Тасо, вступив в сговор с королем лангобардов Ариоальдом. Тем самым, по этой версии, Исаак наследовал Элефтерию.
Такова она, Равенна! Очень жаль, что многие наши соотечественники ассоциируют «армянскую Италию» исключительно с Венецией, точнее, с островом Сан Ладзаро дельи Армени. Не умаляя достоинств острова и Ордена мхитаристов, хочу заверить, что и на самом «итальянском сапоге» немало любопытнейших сведений об армянах – от Бари до Милана. Однако, как водится, приехать в Италию за армянским и миновать Венецию невозможно. А значит – вперед, на Венецию!
В ПОИСКАХ НОЧЛЕГА
В Венецию я прибыл поездом из Равенны поздно ночью. Город был пустынным, учитывая, что это район Маргера – материковая часть города, где почти нет туристов. Здесь проживают в основном местные жители. Поиски своего небольшого отеля, номер которого я заблаговременно забронировал и оплатил, заняли почти два часа. Двухэтажное ничем не примечательное здание находилось на окраине Маргера, не в самом благополучном районе, куда даже таксисты не решаются ехать в ночи. Пришлось добираться пешком с помощью навигатора. Но и он особо не помог. Не все дома пронумерованы. А рядом – ни души. Побродив по округе, я услышал голоса, доносящиеся откуда-то из аллеи. На свой страх и риск направился навстречу. Я подошел поближе и увидел двух парней и трех девушек, развлекавших мужскую половину какими-то историями.
– Buona notte ragazzi! Sono straniero. Aiutami a trovare un hotel Colombo (Доброй ночи, ребята. Я иностранец. Вы не поможете мне найти отель «Коломбо»?), – обратился я к молодым людям по-итальянски, а в ответ услышал вопрос по-английски:
– Do you speak English?
От молодых людей, внешне не похожих на итальянцев, сильно разило алкоголем. Впрочем, как и от их подруг. Между собой все они говорили по-английски. Явно гастарбайтеры и находятся в Италии не больше года. Поэтому
отель Colombo им не был знаком, но все четверо согласились помочь мне в поисках. По пути мы познакомились. Оказалось, что ребята из Бангладеш. Трудятся в Венеции почти полгода, убирая мусор, чтобы отправить деньги на родину. А девушки, их подружки, студентки из Боснии. Во всяком случае, сами боснячки так представились. Так, в компании и разговорах, нам удалось-таки разыскать Colombo. Распрощавшись с моими помощниками, я стал звонить в дверь частного отеля. Навстречу мне вышел сам хозяин. Он предстал передо мной в домашнем халате и едва стоял на ногах. Видимо, здорово поддал за ужином. А посему даже не стал проверять у меня документы. Молча и пошатываясь из стороны в сторону, он сопроводил меня до моего номера и был таков. Но это еще не все!
Утром я проснулся от громкого стука в дверь. Это был протрезвевший хозяин отеля. Оценив меня с головы до ног, словно только увидел, мужчина спросил:
– Как вы сюда попали? У меня нет свободных номеров
«Один из нас сошел с ума», – подумал я.
– Так вы же меня сами впустили ночью и открыли эту комнату. Кроме того, я еще месяц назад оплатил ее.
Мужчина почесал ягодицу, потом темечко, сказал:
– Надо же! Ничего не помню. Можно ваш паспорт?
Я протянул ему паспорт, который он забрал, видимо, для сверки. А через пять минут хозяин снова вернулся и ошарашил меня:
– Вы действительно оплатили номер в моем отеле, однако зарегистрировались не на апрель, а на август. Прошу покинуть гостиницу, т.к. с минуты на минуту сюда должна поселиться семья из Венгрии, а свободных номеров у меня нет.
Я с ужасом взглянул на имеющиеся копии, скачанные мной из Букинга (интернет-сервис по бронированию отелей). Действительно. Даты совпадали. Но месяца разные. Надо отдать должное этой системе регистрации – вопрос решился довольно быстро. Букинг удержал с меня деньги только за один день, вернее, ночь, проведенную в Colombo, а на оставшиеся средства оперативно нашел мне альтернативу в другом районе Венеции, в Местре, куда я и поселился. Отправляясь путешествовать, мой читатель, тщательно проверяйте все свои брони прежде, чем оплачивать. Мне повезло. Деньги не пропали. Но раз на раз не приходится.
АРМЯНСКИЕ МОТИВЫ ВЕНЕЦИИ
Ни Местре, ни Маргера не напоминают ту Венецию, которую обычно нам показывают в фильмах или демонстрируют художники и фотографы в своих работах. Наряду с Тессерой, Чириньяно и другими районами Венеции, в Местре нет ни каналов, ни гондол. Поэтому спозаранку я купил билет на автобус и отправился в «ту самую Венецию».
Прежде чем отправиться на остров Сан Ладзаро дельи Армени, я побродил по Сан-Марко и заглянул во Дворец дожей – одну из главных достопримечательностей Венеции с XIV века, где уже в холле, у самого входа во дворец, размещена репродукция карты Древнего мира, в которой обозначена в том числе и Армения. Учитывая, что во Дворце дожей всегда много туристов и из-за толкотни экспонаты особо не посмотришь, мне и 15 минут давки хватило, чтобы выйти отсюда как можно скорее. Не хотелось чувствовать себя шпротом. Пусть даже в дожеской банке.
У самого Дворца дожей, на площади Сан Марко, тоже немало людей. Покормив пернатых, коих здесь тысячи, и получив от них «в награду» голубиный помет на ухо, я воспринял по старинке действия птиц как примету «к деньгам» и был таков. Буквально в 100 метрах от площади Сан Марко есть тихий старинный уголок Ca`dei Armeni – переулок, где исстари проживали богатые армянские купцы Венеции. В ветхих переулках армян не осталось, кроме настоятеля храма, находящегося тут же. Сам же храм изначально им не был. Здесь располагался Армянский дом – domus Arminorum. Храмом он стал только в 1434 году.
Армянские венецианские купцы были известны по всей Европе и всему Ближнему Востоку. Доказательство тому, в частности, известное полотно итальянского художника XVIII века Джованни Гревемброха «Армянский купец из Венеции». Тем не менее, нельзя сказать, что «армянская Венеция» ассоциируется исключительно с купцами. Отнюдь. В этом городе развились и ряд наук, в которых армяне преуспели больше многих европейских народов. Например, в 1512 году в Венеции зародилось армянское книгопечатание. А в середине того же столетия книгоиздательскую деятельность в Венеции развил Абгар Тохатеци. Также стоит вспомнить Антона Суряна – венецианского моряка и инженера-судостроителя XVI века, чьим именем назван один из причалов Венеции. Антон Сурян разработал новую систему спуска кораблей на воду, создал устройство для очистки морского дна от накопившейся тины, от которой долгое время страдали венецианские каналы. Инженерный склад ума Антона Суряна особенно ярко проявился и в 1571 году во время битвы при Лепанто. В разгар турецко-венецианской войны суда Священной лиги столкнулись в морском бою с кораблями Османской империи. Антон расположил орудия Хуана Австрийского таким образом, чтобы они безошибочно попадали в цель. Османский флот, численно превосходивший христианский, был полностью разгромлен. Турки по итогам этой битвы потеряли 224 корабля. Эта битва считается крупнейшим морским сражением XVI века. Поражение турок в битве при Лепанто стало судьбоносным для Европы.
Сегодня Венеция это уже не отдельная республика, но следы славного прошлого этого города видны всюду. Великолепные дворцы, парки, мосты, акведуки… Порой диву даешься тому, как все это удерживается буквально на плаву. И как вообще в этих каналах венецианцы бились с иноземцами, отстаивая свой город, свою республику. Не верьте тем, кто называет Венецию городом романтиков. Венеция – это тот самый город, возможно, единственный в Европе, куда ни в коем случае не нужно отправляться с семьей, любимыми, друзьями. В Венецию надо приезжать для уединения, чтобы созерцать и отдохнуть душой от всякой суеты. Что я и делал первые четыре дня перед тем, как отправится на остров Святого Лазаря Армянского.
Продолжение в следующем номере
Вадим АРУТЮНОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вы можете использовать эти HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>