Армянская Малайзия 03.Апр.2017

За последние два года мне удалось проехаться по Ливану, Сирии, Турции и восточному побережью Соединенных Штатов Америки. А месяц назад, по приглашению армянской диаспоры стран Юго-Восточной Азии, забросило в Малайзию и Сингапур — страны, у которых довольно большая и богатая история армянского наследия и любопытная история армянских общин. Я пришел к выводу, что, если и изучать становление армянских колоний в тех или иных странах, то нужно н ачинать с Юго-Восточной Азии. Впрочем, обо всем по порядку, чтобы вы сами убедились в правильности моего вывода.

Куала-Лумпур. Малайзия

Первое февраля. На дворе +30 С. В таком пекле я оказался, как только вышел из здания огромного аэровокзала малазийской столицы Куала-Лумпур. На выходе уже ждал таксист-малаец, который приехал встретить меня и доставить в город.
– Where`re from? Spain? – поинтересовался малаец.
– Why Spain? I`m from Russia… but Armenian, – дополнил я.
– O, Penaaang! – протянул малаец.
Тогда я еще не знал, что имеет в виду таксист. Пенанг и Пенанг. Не придал значения. Лишь спустя неделю я понял, причем тут Пенанг. Но не будем забегать вперед. Пока остановимся на Куала-Лумпуре и дадим об этом удивительном городе небольшую справку.
Мне много раз приходилось слышать, что малайцы – народ ленивый. И в этом я убедился, когда оказался в Малайзии. Судите сами: Малайзия – одна из безбедных стран Азиатско-Тихоокеанского бассейна и давно соперничает с соседним Сингапуром. Конечно, Малайзии еще долго гнаться за Сингапуром, но и успехи в экономическом подъеме страны тоже нельзя упускать из внимания. А заслуга в успехах Малайзии далеко не малайцев, а китайцев, которые составляют 20% населения страны. Именно китайцы являются и мозгами, и руками Малайзии. Сам же стержневой народ избалован местными султанами и почти ничего не делает. Многие малайцы живут на том, что предоставляют свои документы иностранцам-нелегалам, которые открывают бизнес, а ежемесячный определенный процент от дохода отдают малайцу, «черному компаньону».
Малайцы – мусульмане. А ислам малайский до боли толерантный. Почему до боли? Вот пример: как-то взбрело мне в голову проснуться пораньше, чтобы снять восход солнца на фоне башен-близнецов Петронас. 05.30 ч. местного времени. Куала-Лумпур в это время еще спит, транспорт начинает работать с 08.00. Пришлось ковылять до Петронасов почти четыре километра. Улицы пустынны. Тропическая ночь, тишина и лишь изредка слышится где-то в ветвях деревьев пение экзотических птиц. Заворачиваю на одну из улиц, столбенею: передо мной узкая улица, длиной в километр, а на ней много людей. Сначала подумал, что оказался в районе большого рынка, куда стекаются в этот ранний час продавцы со своим товаром. Однако, едва проделав несколько шагов вглубь, начал понимать, что оказался в районе «красных фонарей».
«Жриц любви» здесь оказалось около двух сотен. Не меньше. Но не это поразило меня. Все эти «ночные бабочки» промышляли аккурат на фоне многочисленных минаретов, откуда слышались пения муэдзинов, приглашавших правоверных на утренний намаз. «Жрицы любви», муэдзины, мечети, мини-юбки, «леди-бои», муллы… Голова шла кругом. Пожалуй, только в Куала-Лумпуре можно увидеть симбиоз божественного с демоническим. Все как у классика.
Теперь, собственно говоря, о самом божественном: в самом Куала-Лумпуре армянская диаспора небольшая. Почти все – выходцы из стран бывшего СССР, Ближнего Востока и Ирана. В совокупности их насчитывается до 70 человек. И в горе, и в радости – всегда вместе. Так было и 4 февраля, когда состоялось крещение одновременно нескольких детей. Собралась почти вся диаспора. Для такого события пригласили армянского священника из Мьянмы отца Завена. Личность, надо сказать, уникальная.
– Сам я проживаю в Янгоне, в столице Мьянмы, – говорит отец Завен. – Учитывая, что в юго-восточной Азии большая потребность в армянских священниках, а ближайший – это я, то приглашают меня в разные страны совершать таинства армянской церкви. К примеру, за последние полгода я побывал в наших диаспорах в Таиланде, Гонконге, Вьетнаме и Камбодже. Не везде имеются армянские священники.
Надо отдать должное отцу Завену: ей-Богу, этот человек делает богоугодное дело. Он не только армянский «последний из Могикан» в Мьянме, где некогда была большая община, но и держится в этой стране только ради старинной армянской церкви, которая может исчезнуть без пастыря. Так же отец Завен возвращает в лоно церкви бирманцев с армянскими корнями. Да-да! Бирманцев. Антропологически эти люди уже давно не армяне и не отличаются от любого другого бирманца. Однако, копаясь в родословной, узнав, что кто-то из пращуров был армянином, бирманцы с удовольствием принимают христианство и проходят таинства крещения в ААЦ у отца Завена.
В Куала-Лумпуре, среди тех детей, кого крестили, тоже были чада из смешанных браков. Только не в столь далеком родстве с армянами, как в Мьянме. Почти все детки армяно-китайского или армяно-индийского происхождения. Были даже армяно-нигерийцы, как в семье Алины Аракелян и Фредерика Игбоале. Их дочери Оливия и Эмили, пройдя инициацию крещения, получили и армянские имена – Гаяне и Анаид. Кстати, идея массового крещения в один день возникла у другого представителя армянской диаспоры Малайзии, местного предпринимателя Ашота Туняна. По сути, он и стал крестным отцом будущего поколения армянской общины Малайзии.
Как, вы не были в Пенанге? – снова я услышал «Пенанг». Только на этот раз от Ашота Туняна во время застолья после крещения.
– А о чем вы собираетесь рассказать читателям? Все армянские следы Юго-Восточной Азии ведут в Пенанг. Это будет кощунством, если вы не съездите туда, – парировал на одном дыхании парон Тунян, да так, что мне и самому стало неловко. Ведь о Пенанге я знал только то, что это остров, принадлежащий Малайзии, и что в Пенанге любят отдыхать российские туристы. Ни больше, ни меньше!
Что ж, Пенанг так Пенанг. Пришлось сократить свое пребывание в Куала-Лумпуре и отправиться рейсовым самолетом Air Asia в этот загадочный Пенанг, который даже у малайцев ассоциируется с армянами, как в случае с тем таксистом.

Армяно-китайская мозаика Пенанга

Пенанг – остров в составе Малайзии. Некоторые говорят, что, мол, если бы Пенанг, подобно Сингапуру, отделился от Малайзии, то ни в чем не уступал бы Сингапуру. Впрочем, доля правды имеется. Большую часть населения Пенанга составляют китайцы. На их долю и приходится основная заслуга столь экономически развитого малазийского региона. Однако, если заглянуть вглубь, то так было не всегда.
Столица Пенанга – Джорджтаун. Основан в 1786 году английским капитаном Фрэнсисом Лайтом и торговцами британской Ост-Индской компании, а назван в честь английского короля Георга III. Примечательно, что каждый, кто прибывает в Пенанг, заметит, что Джорджтаун совсем не похож ни на один город Малайзии. Архитектура типично европейская, если не считать встречающиеся местами китайские оттенки с пагодами и светильниками, типичными для этого народа. А вкупе с этим европейско-китайским оттенком города часто встречаются и армянские.
Как рассказал мне местный житель и по совместительству мой гид-китаец Клемент Лянг, первые упоминания об армянах в Пенанге относятся к торговому путешествию Ованнеса Сета в 1796 году. Это был крупный коммерсант того времени, а его суда бороздили Индийский океан от Индии до Юго-Восточной Азии. В одном из таких торговых путешествий корабль «Аршак», следовавший с грузом на борту из индийского Сурата на Малакку, был захвачен и ограблен французскими пиратскими фрегатами. Товары Ованнеса Сета были разграблены, а самих армянских купцов выпустили на остров Пенанг. В течение нескольких лет армяне оставались на острове. Некоторые перебрались на материк и оттуда снова отправились в Индию и Сиам.
В эти смутные для международной торговли времена сложно было заниматься бизнесом. Пираты не давали покоя. Торговать по морю было и небезопасно, и рискованно. Ведь можно было разориться. Но армяне не были бы армянами, если бы их пугали пираты. Страсть к коммерции не останавливала их. А со временем Пенанг так и вовсе стал очередной торговой точкой армян, куда они стали доставлять ткани, драгоценности и пряности из индийского субконтинента. Многие стали оставаться с семьями на Пенанге из-за благоприятного климата и редких ветров, из-за удобного расположения острова между Малаккой и Суматрой. Уже к 1817 году в Пенанге проживало девять армянских купцов – Ованнес Симон, Геворг Маркар, Симон Маркар, Карапет Аракел, Хачатур Галстан, Наркис Мкртич, Вертанан Арапит, Григор Лукас и Карапет Мирза. Эти люди были уважаемы у местного британского генерал-губернатора Джона Холла. Примечательно, что еще через 5-6 лет, в 1824 году, в Пенанге уже была освящена церковь Сурб Григор Лусаворич.
Армянская община Пенанга начала стремительно расти. Сюда все больше прибывало армянских семей из Калькутты, Мадраса, Сурата, Сиама, Янгона. Один за другим на острове стали появляться армянские мануфактуры, кварталы, строения, среди которых банки, Торговые дома и, конечно же, the East&Oriental Hotel. Он был открыт в 1886 году братьями Саркис – Мартином, Тиграном, Аветом и Аршаком.
Сегодня E@O Hotel – старейший и в Пенанге, и во всей Малайзии пятизвездочный отель.
Самый дорогой. Именно в нем я и остановился в Пенанге с легкой руки Ашота Туняна. Атомосфера та же, что и в XIX веке. У входа гостей встречает индиец в одежде британского легионера позапрошлого столетия. На территории отеля музей братьев Саркис, их вещи, документы, фотографии. А также фотографии именитых гостей отеля, которые любили бывать на Пенанге и останавливаться именно в этом отеле. Среди них Чарли Чаплин, Сомерсет Моэм, Редьярд Киплинг, Ноэль Ковард, Герман Гессе и др. Выше я упомянул, что отель довольно дорогой. Но мой номер, в котором я остановился, был один из самых дорогих. И дело не в апартаментах и собственном саде с кокосовыми пальмами и видом на Малаккский пролив. Берите выше! У меня был номер, в котором в 1889 году останавливался сам «отец Маугли» – британский писатель Редьярд Киплинг. Воистину, велики чудеса Твои, Господи! Разве мог я, впервые взяв в руки «Маугли» в восемь лет, знать, что когда-то буду проживать в том же помещении, где и автор этой книжки? Да еще и на далеком Пенанге!
Да, чуть не забыл! Есть еще одна изюминка у E@O Hotel, о которой нельзя не сказать и отличает этот отель от любого другого – номера гостиницы. Еще у ресепшна гости удивляются, когда получают ключ, на брелоке которого указан не номер комнаты, как это обычно бывает, а чье-то имя. Да-да! Большинство апартаментов отеля названы именами основателей гостиницы, их семей и знаменитых постояльцев. Поэтому, если вы окажетесь в отеле E@O, не удивляйтесь апартаментам Avet, Sarkies, Tigran, Arshak, Arphine, Varduhi, и т.д.
Буквально через дорогу от отеля, на той же улице Lebuh Farquhar, есть еще одно любопытное место, связанное с армянским прошлым Пенанга.
– Не побывать там, находясь в Пенанге, невозможно! – говорит мой гид Клемент Лянг. – Пойдемте. Это как раз ваша тема.
Мы и пошли. Клемент был прав. Мы оказались на старинном армянском кладбище XIX века. Некрополь чисто выметен. Видно, что за ним ухаживают и кладбище является историческим наследием Пенанга. Между старыми надгробиями огромные ветвистые деревья с широченными стволами. Уверен, что они ровесники сея града вечного упокоения. Многие надгробия настолько ветхие, что на них едва можно прочесть эпитафию. Они выглядят так, словно за столетия буквы размылись дождями. Впрочем, вполне вероятно.
Прогуливаясь по кладбищу, пришли к могиле первого биржевого миллионера Пенанга середины XIX века Микаэла Арутюна Антони, который похоронен рядом со своей матерью Мариамджан Антони. Эту семью, в годы их жизни, можно было смело назвать вершителями деловой жизни Пенанга. Отец и дядя Микаэла Ованнес и Сатур Антони были основателями компании «A.A.Anthony & Company» в 1840 году, которая управлялась ими и их потомками на протяжении шестидесяти лет. Компания занималась экспортно-импортными операциями, страховкой и морскими грузоперевозками. Она и сейчас есть. Никуда не делась. Только руководят ею уже китайцы.
Среди надгробий я стал замечать и неармянские захоронения, судя по именам и эпитафиям.
– Кто эти люди? – спросил я у Клемента. И услышал любопытный ответ.
– Это заклятые враги армян Пенанга – английские и французские пираты.
Как? Что? Почему они здесь? Все очень просто: в то время Армянское кладбище было единственным христианским кладбищем Пенанга. Армян на Пенанге становилось все меньше, а пиратов не убавлялось. Вот и стали хоронить пиратов рядом с теми, на ком они при жизни наживались, когда грабили суда. Могилы сплотили армянских коммерсантов и их заклятых врагов пиратов под общим Крестом.
Еще одним великолепным армянским наследием Пенанга стал Armenian Lebuh (Армянская улица) в центре Джорджтауна. Начинается улица с небольшого сквера, который тоже называется «Armenian» и заканчивается на перекрестке какой-то площади. Armenian Lebuh – старейшая улица в Джорджтауне. Одно время здесь находилась и Армянская церковь. Но в начале XX века власти снесли ее из-за отсутствия священника и малочисленности паствы. А улице оставили прежнее название, несмотря на то, что здесь давно нет армян, а вместо них обосновались китайцы. Улица хоть и носит название своих первых обитателей, но на ней только пагоды, буддистские храмы, магазины, рестораны и пр. Кстати, здесь, на Armenian Lebuh, снимался номинированный на Оскар фильм «Анна и король» с Джоди Фостер и Чоу Юньфат.
Итак, к концу XIX – началу ХХ вв. армян на Пенанге оставалось считанное количество. Большинство из них отправились в Англию или Сингапур. Дела на Пенанге шли лучше некуда и бизнес армян нуждался в расширении. Это, прежде всего, и стало причиной исхода армян Пенанга. В Сингапур отправились и братья Саркис, о которых мы говорили выше. На Пенанге оставался лишь один из братьев – Авет. Здесь, в Джорджтауне, он и провел свои последние годы, тогда как остальные братья и племянники Авета начинали новую жизнь в Сингапуре. Туда же и мы с вами отправимся, мой читатель.
Не пропустите следующий номер газеты, чтобы узнать продолжение армянских следов в Государстве Льва и экономического чуда – Сингапуре.
Вадим АРУТЮНОВ,
Малайзия

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вы можете использовать эти HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>