Мартирос Сарьян: «И не было бы меня как художника, как личности, если бы не выросло во мне это чувство родины» 28.Янв.2013

Наряду с множеством юбилеев, широко или скромно отмеченных в минувшем 2012 году, нельзя, на наш взгляд, не вспомнить о событиях, связанных с одной очень известной личностью, уроженцем Новой Нахичевани, автором герба и флага Советской Армении, инициатором создания и первым директором Армянского краеведческого музея в Ростове-на-Дону, народным художником Армении и действительным членом Академии художеств СССР, обладателем Ленинской премии, удостоенным звания Героя Социалистического Труда, великим армянским художником мирового масштаба Мартиросом Сарьяном. События эти относятся к 80-летию завершения строительства его дома с мастерской и 45-летию открытия Дома-музея М. Сарьяна.
Биографические данные, равно как и описание важнейших ступеней творческого пути мастера, в изобилии представлены в различных источниках. Существует большое количество литературы, статей, писем и воспоминаний (в том числе автобиографического характера – книга мемуаров художника «Из моей жизни»); на киностудии «Арменфильм» был создан фильм «Мартирос Сарьян». У музея есть и собственный электронный сайт. В связи с этим не будем останавливаться подробно на данных вопросах, а предложим читателю не менее интересный взгляд на представленную в музее композицию авторских работ – не со стороны профессионального художника, а на взгляд обычного посетителя.
Дом-музей Мартироса Сарьяна находится в самом сердце Еревана – столицы Армении, на одноименной улице. Его сотрудники (к слову сказать, директором музея является внучка художника Рузанна Сарьян) оказали нам радушный и теплый прием, провели увлекательнейшую экскурсию, богатую не только историческими фактами, но и личными воспоминаниями из будней мастера.
Великий художник предстал сразу в нескольких образах: и патриот, с ярко выраженной гражданской позицией, и философ, и просто человек с присущими ему переживаниями и тревогами. Они-то у М. Сарьяна были связаны не только со своей семьей и близкими, но и с судьбой армянского народа, даже больше – всего человечества. Период жизни и творческой деятельности мастера совпал с такими страшными трагедиями ХХ века, как Первая и Вторая мировые войны, геноцид армян в Османской Турции, что не могло не получить отражения в работах художника. Но обо всем по порядку…
Что впечатлило нас в музее, в работах Мартироса Сарьяна? В первую очередь, это, конечно, любовь к Армении. Художник побывал в разных местах, известны его путешествия в Египет, страны Среднего Востока – Турцию, Персию (Иран), Туркмению, которые сам автор считал важным этапом самопознания, а также на Запад, в Париж – столицу художников. В этих поездках, по их итогам и под впечатлениями от них было написано немало работ, часть из которых представлена в экспозиции. Но в работах об Армении и в самой Армении, в том числе на исторических ее территориях (Ани, Гохтан и др.) – проявлены особая глубина и чуткость, характер и почерк Мастера. В этой связи вспоминается нам изречение профессора Р.А. Мирумян о том, что такой насыщенный цвет абрикоса (своего рода символа Армении) мог появиться только у Мартироса Сарьяна. На каждой работе автора об Армении любой изображенный предмет или явление прочувствованы и пережиты самим художником, имеют свое место в его памяти и отражение в сердце. Сам он признавал: «И не было бы меня как художника, как личности, если бы не выросло во мне это чувство родины». Неудивительны боль и сопереживание М. Сарьяна в трагическом 1915-м году. Из воспоминаний художника: «На моих глазах умирали люди, а я почти ничем не мог им помочь… Я тяжело заболел, меня увезли в Тифлис с явными признаками глубокого душевного расстройства…» Долгое время он не брался за кисть, а первой картиной после всего пережитого стало изображение букета из красных цветов. М.Сарьян написал о том, что понял тогда: искусство должно призывать человека к жизни, к борьбе, вневременным, общечеловеческим мотивам, внушать ему веру и надежду, а не подавлять его описанием трагичных сюжетов.
И действительно, в музее вы вряд ли увидите работы с изображением солдат, оружия, тягот военных действий, например периода Великой Отечественной войны. Не найдете не потому, что данной тематики художник не касался, – нет, она имеет скрытый характер, как будто похоронена в пучине тех тревог, которые М. Сарьяну пришлось пережить: ведь его младший сын тоже был в то время на фронте. Эти тревоги можно распознать, например, в картине под названием «Из жизни художника. Портрет Лусик Сарьян» (супруги художника), в которой сопоставлены два мира – внешний и внутренний, наружность и психологическое состояние, и мандарин в руке Лусик предстает в зеркале письмом, которое мать ждет с фронта от сына. Они очевидны и в работе художника «Три возраста» – автопортрете М. Сарьяна, где автор выступает за необходимость борьбы с целью сохранения преемственности поколений, изображенной как сидящие рядом дед, отец и сын. Сама война и театр боевых действий часто представлены художником в жанре натюрморта. Так, в самый разгар военных действий, в 1942 году, появляется картина М. Сарьяна «Плоды и овощи», при взгляде на которую – на разбросанные по светлой скатерти арбузы, персики и пр. – всплывают четкие образы нелегкого сражения. Известно и хранящееся в Национальной галерее Армении самое большое полотно М. Сарьяна «Армянам – бойцам Великой Отечественной войны. Цветы», написанное уже в 1945 году, после возвращения сына с войны. И этот жизнеутверждающий стиль присущ всем работам мастера.
В творчестве Мартироса Сарьяна можно увидеть еще одну особенность. В свои работы художник вкладывает глубокий и, на первый взгляд, скрытый смысл, не лежащий на поверхности, а спрятанный за тем или иным предметом, укрытый от глаз стороннего наблюдателя то в символике Востока, то в элементах природной красы. Автор заставляет каждого задуматься, попробовать разгадать эти тайны бытия, активизирует наше эмоциональное и интеллектуальное восприятие жизни, в целом создавая и донося до нас ту или иную картину мира. Так, символом бессмертия духа на полотнах мастера выступают маски; часто с различными «намерениями» дополняют авторские задумки то рыжая собака из детства, то кочующая с картины на картину газель.
Философский замысел порой оформлен с отпечатками истинной веры и даже некоторого мистицизма. Не может не вспомниться в этом смысле одна из работ, с которой связана грустная история из жизни семьи Сарьянов. После смерти одного из сыновей художник долгое время не мог и не хотел больше приступать к написанию картин. И говорят, что только когда во сне сын пришел к нему, мастер снова взялся за кисть. Свидетельством этой истории стало полотно, на котором изображен сам Мартирос Сарьян с кистью в руке, показательно указывающий на образ сына над ним.
Еще более глубокое ощущение и трогательное чувство вызывает последняя работа художника, написанная им в 91 (!) год (после нее в последний год своей жизни М. Сарьян работал фломастером, создав серию рисунков, последний из которых – за месяц до смерти). На первый взгляд, простая картина в жанре пейзажа. Но если приглядеться, то можно увидеть среди армянских гор, притом достаточно ясно, контуры лежащего человека (хотя еще при жизни сам художник на прозорливые замечания членов семьи отвечал, что это просто игра света). И поделено это полотно словно на две части – темную и светлую. Все темное уносит на изображении в сторону уже упомянутая нами рыжая собака из детства, а все светлое, идущее от человека, тянется в противоположную сторону, с солнцем, светом и ангелом. Вот такое своеобразное предчувствие и прощание мастера.
Словом, работы Мартироса Сарьяна задевают самые тонкие грани человеческой души, не раз вызывая на глазах простые человеческие слезы. Каждый при посещении Дома-музея вынесет для себя какое-то новое знание, увидит новый и, может, неожиданный смысл или знак… Достаточно символичными для нас стали и портреты сестры Мартироса Сарьяна с таким редким для Армении именем – Катя…
Соб. корр. в Армении
Екатерина ЖИРЕНКО

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вы можете использовать эти HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>