К 50-летию Рафаэля Вартересовича Самургашева 12.Авг.2013

Специальный выпуск к 50-летнему юбилею мастера спорта СССР международного класса по греко-римской борьбе, заслуженного тренера России, активного члена правления РРОО «Нахичеванская-на-Дону армянская община»

Рафаэль Самургашев родился 28 июля 1963 года в Ростове-на-Дону. Мастер спорта СССР международного класса по греко-римской борьбе. Заслуженный тренер России. Заслуженный работник физической культуры и спорта России. Президент Межрегиональной ассоциации общественных объединений спортивной борьбы Южного федерального округа.
Борьбой начал заниматься в возрасте пятнадцати лет под руководством мастера спорта СССР Сурена Казарова.
Чемпион мира среди профсоюзных команд. Победитель ряда международных турниров серии Гран-при.
Победитель первенства СССР среди молодежи. Трехкратный чемпион РСФСР. Победитель спартакиады народов РСФСР. Обладатель Кубка СССР.
Участник Олимпийских игр в Сиднее в составе сборной команды Армении. Трехкратный чемпион мира среди ветеранов.
«Лучше быть собакой, чем твоим младшим братом»

Перст судьбы… Только Всевышний, наверное, знает, когда наступит момент решающего шага человека на свой главный путь в жизни. А может быть, его и нет вовсе, этого одного-единственного определяющего момента, который раз и навсегда укажет направление движения по жизни. Да и движение это – не прямая линия, а сложный лабиринт. И все же он существует, этот указующий перст судьбы. Вот, к примеру, бежит мальчишка по улице, просто для того, чтобы поиграть в футбол с такими же, как он сам, нахичеванскими сорванцами. И вдруг его тормозит невысокий, основательный в движениях человек, внимательно так всматривается в глаза и спрашивает: тебя зовут Рафаэль? И, получив утвердительный ответ, сообщает, что намерен переговорить с его отцом: мол, пора заняться не легкомысленной беготней за мячом, а серьезным делом – борьбой.
На том и расстались. Быть может, юноша и забыл бы об этой мимолетной встрече, но когда он вернулся домой, отец сообщил, что ему уже звонили. Оказалось, что тот человек – известный донской борец, заслуженный тренер республики Рубен Ильич Бугаян.
– Когда он сообщил, что мне нужно заниматься борьбой, честно скажу, особого энтузиазма я не испытал – вспоминает Рафаэль Самургашев. – Просто гонять мяч со сверстниками гораздо проще, это можно было делать в любое свободное время. А регулярные тренировки без жесткого графика немыслимы. К тому времени я уже прекрасно знал, что такое режим и жесткий график. Благодаря занятиям не только в общеобразовательной, но еще и в музыкальной школе.
В нее меня отвели, как теперь понимаю, прежде всего для того, чтобы был занят, не имел времени для бесцельного пребывания на улице. Занятия на фортепиано инициировали дедушка Семен и родители. Великой любви к музыке я не испытывал, но ослушаться родителей не мог. Хоть музыка и не была моей стихией, но сыграла достаточно большую роль. Скорее всего, именно ей я обязан твердостью своего характера. Вы только вспомните себя в детстве: за окном солнечный весенний день, на улице шумно резвятся сверстники, слышны удары мяча, а ты должен как минимум два часа под неусыпным контролем мамы сидеть за музыкальным инструментом и стучать по клавишам. Иногда я был готов получить хорошую затрещину и выскочить из дома играть с ребятами в футбол, но продолжал покорно сидеть за пианино.
Да, так вырабатывался мой характер. Конечно, из меня не получилось Вана Клиберна, но, выполнив волю деда, учебу в музыкальной школе я завершил достаточно успешно. В нашей семье слово старшего – закон. Теперь-то я понимаю, что занятия музыкой дали мне очень много. Во-первых, она развивала очень хорошую память, расширяла кругозор, давала дополнительные знания. Но самое главное – значительно ограничивала выходы на улицу. А почти каждый выход завершался каким-нибудь чрезвычайным происшествием. И чем меньше я туда выходил, тем меньше было таких ЧП, а значит, спокойнее было родителям, да и мне самому.
Итак, отец сообщил Рафаэлю, что Рубен Ильич Бугаян уже звонил, поинтересовался, хочет ли сам сын попробовать себя в борьбе. Тот ответил не очень определенно, но в целом утвердительно, прикинув, что, быть может, это позволит кое-когда отвертеться от музыки. Эх, детская наивность. Знать бы ему, что уж это точно не удастся… Но вот что он знал точно: в семье заведено так, что если взялся за дело, то, как бы ни было сложно, доведи его до конца. И раз уж отец заговорил о занятиях борьбой, это, конечно, было не случайно. А дальше отец конкретизировал еще больше: пойдешь к Сурену Саркисовичу Казарову, он живет по соседству, да и тренирует недалеко от дома – в спорткомплексе «Трудовые резервы». Несмотря на всю свою задиристость, Рафаэль к восьмому классу школы, мягко говоря, не был атлетического сложения, пару раз подтянуться на перекладине было уже серьезной проблемой. В это мало кто мог поверить потом, когда к нему пришли серьезные победы на ковре, но дело было именно так. Должно было пройти время, чтобы прежде всего он сам осознал необходимость серьезной работы над собой не только в физическом совершенствовании, но и в постижении техники, тактики спортивного единоборства. А пока он был рад уже тому, что на одной из первых тренировок получил травму пальца руки. Теперь-то он был уверен, что это поможет досрочно расстаться с музыкальной школой.
– К сожалению, в тот же день в разговоре с мамой я понял, что этому не суждено сбыться, – вспоминает Рафаэль Самургашев. – Мама выслушала меня, а потом сумела, как всегда, мягко, но так, чтобы я не мог возразить, объяснить, что палец скоро заживет, а намеченной в жизни цели нужно всегда добиваться. К тому же я старший брат в семье, опять это бремя первенца, и не должен подавать дурной пример остальным. Я должен быть только положительным примером для младших братьев.
Без ложной скромности скажу, что все же сумел стать для них непререкаемым авторитетом, конечно, после родителей, добиваясь этого не грубой силой, а личным примером: показывая, что в жизни нет ничего невозможного, если приложить максимум желания и старания. Правда, когда братья выросли, я услышал от них такие слова, сказанные, конечно же, в шутку, которые, однако, оценивали мои методы воспитания: «Лучше быть собакой, чем твоим младшим братом». Этой шуткой, я думаю, они старались подчеркнуть мои строгость и высокую требовательность к ним. Но в то же время я уверен, что они все правильно понимали и что они любят меня так же, как и я их. К шестнадцати годам я уже втянулся в занятия борьбой и убедился, что, пусть и по воле случая, сделал правильный выбор, когда решил заниматься видом спорта сильных и выносливых мужчин.

«Не могу останавливаться на полпути»

Его путь в большой спорт поучителен по очень многим моментам. К примеру, если у мальчишки что-то не получается, нередко это занятие надоедает ему довольно быстро. И многие просто бросают заниматься им, в лучшем случае ищут что-то иное, а в худшем удовлетворяются бесцельным шатанием по улицам. Естественно, в определении того, полюбит ли ребенок спорт по-настоящему, огромна роль наставника. Рафаэлю, а затем и всем его братьям, как отмечают они сами, очень повезло: на их жизненном пути встретился такой замечательный специалист, как Сурен Саркисович Казаров, не только прекрасный в прошлом мастер ковра, не только вдумчивый педагог, но прежде всего добрый, очень порядочный, душевный человек, отдававший детям свое сердце без остатка. Он умел установить с юными воспитанниками такой контакт, который способствовал не только спортивному совершенствованию, но прежде всего формированию, совершенствованию личности человека, раскрытию в нем всего лучшего, заложенного генами и семьей.
Так вот, почти два года, несмотря на упорные тренировки, Рафаэль на соревнованиях в основном терпел поражения. Те, кто хотя бы немного знаком с борьбой, поймут, что он имеет в виду, говоря с улыбкой, что в тот период его лучший результат был три круга, да и то лишь тогда, когда жребий давал ему возможность в одном из этих кругов быть свободным. Теперь-то можно улыбнуться, вспоминая тот период сплошных неудач, после того как выстоял, не отступил, доказал, что многое на ковре может.
– Что-то начало получаться только после 1982 года. Но мыслей о том, чтобы бросить занятия борьбой, никогда не возникало, даже когда терпел самые обидные поражения. У меня с детства так: если начал что-то, доделать до конца должен обязательно, чего бы это ни стоило. Останавливаться на полпути не мог и не могу. Думаю, что это шло от деда, от моих родителей. Они все, как говорится, упертые; думаю, что мне это тоже передалось. Если я что-то начинал и не получалось, это только еще больше меня стимулировало, заставляло анализировать причины неудачи и работать еще целеустремленнее. У меня даже никогда в голове не возникало мысли, что, если что-то не выходит, можно бросить, отступить. Вот если бы у меня все сразу получилось, возможно, я бы и мог бросить. А когда не выходит – ну уж нет, тут я отступить не мог.
Оставим пока нашего героя на том этапе, когда, терпя неудачи, он все больше укреплялся в непреодолимом желании достичь в спорте больших высот. И тогда, наверное, перст судьбы указывал ему правильный вектор движения. А разве не сказала своего веского слова судьба в тот момент, когда в месяц и три дня от роду он по причине спайки кишки попал на операционный стол? Врачи в прогнозах были очень осторожны. С одной стороны, как скажешь маме и всей семье, что положение очень сложное и шансов выжить немного? С другой стороны, чем больше веры в благоприятный исход будет у близких, тем больше шансов на то, что так и будет. Одной маме известно, каких сил души стоило пребывание с первенцем в больнице, как нестерпимо было видеть страдания не только его, но и других детей. Увы, не у всех все сложилось так благополучно, как у него. Дед дежурил у дверей операционной, мама с отцом, тетя не находили себе места. А потом вышел доктор и сказал, что операция прошла успешно. И наступило время, когда надо было постепенно, буквально по капельке, выкармливать, выхаживать, что мама и делала.
Пройдет много лет, и уже со своим четвертым сыном, Вартересом, она пройдет примерно тот же путь, выхаживая после ожога кисти руки, а много позже – после ранения, заботясь о питании во время сгонки веса, многочисленных выездов на соревнования. Это, конечно, совсем другая история, но как отделить одно от другого в биографии не только старшего сына, но и всей семьи? Родительский дом и сегодня находится на том самом месте, где при основании Нахичевани обосновался один из переселенцев, прибывших в эти места по указу российской императрицы Екатерины Второй – очень показательный штрих, не правда ли?
Это действительно родовое гнездо, по самому большому уровню. Уже хотя бы потому, что первые поселенцы Нахичевани с полным основанием могут считаться и первыми ростовчанами. Так что корни этой семьи уходят к началу истории города. Большая, дружная армянская семья, бережно растящая детей из поколения в поколение, сохраняющая и передающая бережное отношение к вере, культуре, языку, традициям.
Его дед Семен был тоже из большой семьи, младший из четырех братьев; каждый из них был неординарным, заметным в деле, которым занимался. А их мама была одной из самых ярых и последовательных защитниц армянского собора, в итоге снесенного большевиками. До последнего она боролась против этого варварского решения. И сыновей воспитывала людьми ответственными, трудолюбивыми, с активной жизненной позицией, разнообразными знаниями и интересами. Старший брат деда много путешествовал, записывал впечатления об увиденном, размышлял о том, какой путь выберет не только семья, но и страна. Другой брат был директором завода «Красный металлист». А самый младший – Семен – работал закупщиком, товароведом. Для внука он был непререкаемым авторитетом. В его доме, находившемся рядышком, на той же Четырнадцатой линии, Рафаэль рос, всегда находил там тепло и понимание. Дед был физически очень крепким человеком, в молодости работал в цирке с силовыми номерами. Кто знает, может быть, и отсюда тоже берет начало уникальный спортивный менталитет этой семьи. Бабушка была человеком верующим и последовательно приобщала к этому внуков. Постоянно водила их в собор, учила молитвам. И это, как и уроки жизни, полученные от деда, осталось с Рафаэлем на всю жизнь.
Отец бабушки тоже был физически очень сильным. Он трагически погиб в результате несчастного случая, но сердце имел, как отмечали врачи, уникальное. Рано, увы, ушел из жизни и дедушка Семен. Ему было чуть больше шестидесяти, когда в 1974 году он попал на операционный стол по поводу обыкновенной грыжи, но сердце, увы, не выдержало. Такая потеря всегда переживается очень остро, но в одиннадцать лет – особенно. Для Рафаэля она стала и болью, которую время не лечит, и этапом взросления, и неким нравственным критерием, которым он руководствуется по жизни.
– Дед учил меня, что семья – это самое главное, – он мысленно, кажется, улетает в те времена, когда было возможно такое важное для обоих общение, – что она обязательно должна быть большой и дружной, где все желают только добра, умеют трудиться, уважают старших, заботятся и любят друг друга.

Неслучайная случайность

Согласно этим традициям состоялось и знакомство красивого молодого человека по имени Вартерес с симпатичной, мягкой и скромной девушкой по имени Нелли. Он зашел в ателье, где она начала работать.
– Наша мама Нелли родилась и выросла в Ростове, – продолжает Рафаэль. – Учась в школе, увлеклась спортом и достигла довольно серьезных успехов, завоевав в составе сборной команды Ростовской области в 1959 году титул чемпионки РСФСР по гандболу. Шестое место команда заняла на первенстве СССР. Трудно сказать, каких успехов в спорте она добилась бы в дальнейшем, но судьба распорядилась по-другому. Нередко говорят о случайности встречи наших родителей. Но ведь случаем порою тоже управляют люди. Кто-то из знакомых сказал молодому Вартересу Семеновичу, что в ателье появилась новая ученица, умная и спокойная, «комсомолка, спортсменка и просто красавица». Вот так, «случайно», и состоялось знакомство.
Папа о своем детстве, пришедшемся на тяжелые военные годы, вспоминать не любил. Чтобы оказать посильную помощь семье, он начал трудиться с четырнадцати лет, освоив специальность слесаря в артели «Металлист». И хотя его заработная плата была небольшой, она была хорошим подспорьем семье. В семнадцать лет без отрыва от работы он, окончив автошколу ДОСААФ, получил водительские права. После призыва в армию служил водителем в авиационной части в Севастополе. А по возвращении домой через три года отдохнул только один день. И тут же сел за баранку старенького грузовика.
За время службы в армии он возмужал, повзрослел, осознал, что необходимо учиться. Трудности его никогда не пугали. Без отрыва от работы он окончил вначале техникум, а потом и институт кооперации. Думаю, что все трудности и испытания, которые выпали ему на жизненном пути, укрепили его во мнении, что всем детям необходимо дать высшее образование. Он так и поступил.
Сам папа спортом основательно не занимался, но вел, как теперь принято говорить, здоровый образ жизни, соблюдая режим дня. Когда мы с братом Аликом подросли, он ежедневно поднимал нас в шесть утра на пробежку. Так он поддерживал и свою форму. Во дворе у нас всегда были гири, хотя до определенного времени я ими не интересовался.
И вот, повторяю, «волею случая» встретились два молодых, красивых, а главное, целеустремленных человека. Скорее всего, это была настоящая Судьба. Они просто не могли пройти по жизни мимо друг друга. Потом они признавались, что понравились друг другу с самой первой встречи. Знакомство переросло в большое чувство, хотя я думаю, что можно говорить и о любви с первого взгляда. После свадьбы перед мамой встал нелегкий вопрос выбора: продолжать активные занятия спортом или всю себя посвятить семье. Она сделала выбор в пользу семьи. Они прекрасно дополняли друг друга: строгий, но справедливый папа и нежная, заботливая мама, настоящая хранительница домашнего очага. Но в нужный момент она тоже умела быть требовательной и твердой по отношению к детям, постоянно и целенаправленно занималась воспитанием каждого из нас.
С годами постепенно понимаешь все преимущества и недостатки положения первенца в семье. Конечно, родители, как правило, восхищены плодом своей любви, считая его самым-самым… Это уже я проходил и сам как отец, мужчина. Но в то же время именно на первом ребенке родители познают все проблемы воспитания, которые знали только теоретически, набираясь опыта для воспитания других. Быть старшим ребенком в семье – это имеет как свои преимущества, так и свои недостатки, я так считаю. Конечно, младшие слушали меня, но зато я слышал, что мне нельзя то или это, потому что я старший. Или же, наоборот, я должен сделать то или это по той же самой причине.
И все же я действительно счастлив, что вырос в многодетной семье. Во-первых, я с детства приучился заботиться о младших. А во-вторых, всегда знал, что у меня есть братья и сестра, которые тоже готовы в любой момент быть рядом со мной.
В нашей семье главными были любовь к детям, уважение к старшим, уют. Папа не занимал больших руководящих постов, ему некогда было думать о своей карьере или политике, он работал, чтобы по возможности обеспечить и прокормить большую семью. Мы жили, как и большинство в стране в то время, не шикарно, но и не бедно. Это был дом, в который всегда хотелось возвращаться, зная, что тебя ждут в нем дорогие тебе люди. И в этом была огромная заслуга нашей мамы.
«Дом, в который хотелось возвращаться». Рафаэль неслучайно употребил именно этот образ. Спортивная жизнь такова, что по мере достижения высокого уровня мастерства все чаще приходится отрываться от дома, уезжать на сборы и соревнования. Но когда есть такой теплый и радушный дом, столько родных, близких, друзей, которые за тебя искренне переживают, это очень помогает и в самих спортивных испытаниях, и в трудной работе над собой. Это можно проследить и по ходу спортивной карьеры Рафаэля, и еще более ярко – на примере спортивной жизни младшего брата, Вартереса, сумевшего покорить все самые главные вершины мирового спорта.
И его восхождение было связано с путем старшего брата. Все то, что по тем или иным причинам не удалось тому, затем при самом непосредственном участии Рафаэля воплотил Вартерес.

Классическое негодяйство

Поначалу Рафаэль, как затем и Вартерес, занимался вольной борьбой. В сравнении с классической, как в те времена именовался греко-римский стиль, она была на Дону развита слабее. Уже тогда доминирующее положение в вольной борьбе заняли республики Северного Кавказа. И хотя исторически Ростов имел славные традиции и в вольной борьбе, они, увы, постепенно утрачивались, даже несмотря на все усилия таких энтузиастов, как Сурен Казаров. Но одаренные атлеты все-таки появлялись. В своем поколении одним из наиболее способных был Рафаэль Самургашев.
Он завоевал право выступать на молодежном первенстве СССР, что само по себе уже говорит о многом. В весовой категории до восьмидесяти двух килограммов он претендовал на выход в финал, дав очень серьезный бой фаворитам, в том числе и будущему двукратному олимпийскому чемпиону Махарбеку Хадарцеву. Сложилась весьма запутанная ситуация. Решающий поединок за выход в финал с борцом из Северной Осетии ростовчанин завершил победой. Во всяком случае, руку ему подняли, объявив, что соперник снят с ковра за пассивное ведение борьбы. Но, как оказалось, праздновать победу и попадание в число призеров было рано. Весь свой немалый авторитет тренер осетинской команды бросил на то, чтобы отменить решение судей о снятии спортсмена из этой команды. И борцов вернули на ковер.
До конца поединка оставалось примерно секунд тридцать, а соперник к тому моменту вел в счете один балл. В итоге он это преимущество сохранил. Так судейские козни отбросили ростовчанина на пятое место. С чем-то подобным позже ему, увы, пришлось столкнуться еще не раз. И всегда он переживал эти моменты с большой болью. Случалось, эмоции перехлестывали, а что делать, если становишься жертвой даже не судейской ошибки, а сговора? Любой спортсмен, прошедший большой путь, скажет, что лучше всего терпеть, трудиться и доказывать, что так поступать недостойно. По большому счету Рафаэль так и поступал, особенно проходя путь уже с Вартересом, всеми силами добиваясь, чтобы нечто подобное не помешало брату, как мешало в свое время ему самому. А в описанной выше ситуации он решил: раз так поступают в вольной борьбе, он перейдет в борьбу классическую.
Тем более что поступить так настойчиво убеждал и его самого, и отца великий борец Владимир Сташкевич. Он видел потенциал молодого атлета, понимал, что в классической борьбе у него больше шансов раскрыть его полностью. И старался всеми силами способствовать этому.
Сошлись они как раз в 1982-м. Плодотворное сотрудничество продолжалось больше двух лет. Но, увы, в конце 1984 года Владимира Сташкевича не стало, и до сих пор для Рафаэля это одна из самых больших потерь. Да и первый его успех связан с именем этого наставника. Они выехали в Новороссийск на всесоюзный турнир имени Героя Советского Союза Савицкого. В весе до восьмидесяти двух килограммов Рафаэль не оставил соперникам ни единого шанса. И выполнил норматив мастера спорта СССР.
По сути, он поехал на те соревнования, еще не имея достаточного опыта выступлений в этом стиле борьбы. Но Сташкевич научил его несколько трансформировать проходы в ноги, делать захват выше, и это стало приносить результат. Великий техник борьбы, наставник много внимания уделял не только совершенствованию техники, но и тактике, психологической подготовке. К примеру, научил не концентрироваться изначально на предстоящих схватках. Он внушал ученику, что не нужно заранее думать обо всех соперниках, с которыми предстоит встретиться. Порой лучше этого вовсе не знать, нужно настраиваться на один предстоящий поединок. Но настраиваться так, как будто бы это последний и решительный бой. Выходить не бороться, а биться. Только при таком настрое и можно будет пройти дальше. И на каждого следующего соперника настраиваться как на последнего.
В этих советах искушенного мастера было то драгоценное зерно опыта, которое необходимо любому молодому борцу. А уж такому перспективному и эмоциональному, каким был в тот момент Рафаэль, это важно тем более. Поэтому советы Сташкевича он запомнил на всю жизнь. Наставник был против того, чтобы он сгонял вес, считал, что не стоит изнурять себя этим, надо перейти в категорию до девяноста килограммов. Но на первенстве Союза среди молодежи Самургашев все-таки выступил в категории до восьмидесяти двух килограммов – и окончательно убедился в правоте тренера. На том первенстве он провел четыре поединка, постоянно вел в счете, но на концовки его явно не хватало именно из-за сгонки веса.
Было принято решение о переходе в другой вес. И на следующем первенстве страны, в переходном возрасте из группы молодежи во взрослые, он завоевал высшую награду в категории до девяноста килограммов. Это был прорыв, убедивший в том, что труд был вложен не зря. Увы, Сташкевичу было не суждено увидеть этот триумф, в достижения которого он внес столь большой вклад. Следующий, 1986-й, год доказал, что движение вперед продолжается. Ростов в том году принимал два крупных состязания борцов – чемпионат РСФСР и международный турнир, посвященный памяти Ивана Поддубного. Оба Самургашев убедительно выиграл, как и Кубок СССР.
Активно приобретал он и опыт международных состязаний, причем и там проявлял себя с самой лучшей стороны, победив на турнирах во Франции, Швеции, Норвегии. На чемпионате страны завоевал бронзовую медаль, выиграл престижный международный турнир в Запорожье.
По инициативе тренера Владимира Киселева трое ростовчан в составе сборной команды страны поехали на чемпионат мира среди профсоюзных спортсменов. И добились очень заметного результата. Самургашев стал чемпионом в категории до девяноста килограммов, а Григорий Чинибалаянц и Шамиль Магомедов завоевали серебряные награды.
Но при всей серьезности этих достижений пришлось столкнуться и со всякого рода околоспортивными, подковерными играми, в результате которых в национальной команде на главных состязаниях далеко не всегда оказывались те, кто по спортивному принципу завоевал это право. Это коснулось не только Рафаэля Самургашева, но и многих других одаренных донских атлетов того поколения: Камала Мусаева, Шамиля Магомедова, Сергея Дюдяева, Сергея Забейворота, Сергея Буланова…
Последний выезд Рафаэля Самургашева в составе сборной команды СССР был в США, где он первенствовал на международном турнире, а затем внес весомый вклад и в победы команды в трех матчевых встречах. Казалось, впереди еще немало состязаний и побед, но времена резко изменились, развал Советского Союза больно ударил по всем. Самургашеву пришлось завершить карьеру в большом спорте.
– Потенциально, наверное, мог бы добиться в спорте и большего, – подводит он итог того периода жизни. – Но время поменялось, да и многое зависело не только от спортсменов, но и от тренеров, их взаимоотношений между собой и с теми или иными борцами. И предыдущие поколения нередко сталкивались с негодяйством, и наше, увы, тоже. Если тот же Сергей Дюдяев все-таки получил шанс и стал чемпионом мира, но на Олимпиаду его все равно не взяли, то Камалу Мусаеву, Сергею Буланову, Шамилю Магомедову вообще шанса не дали. Да и Геннадий Ермилов стал двукратным чемпионом мира во многом потому, что на время уехал в Запорожье. Все это больно ранило, оставляло след в душе. Но нет худа без добра, через это тоже, видимо, нужно было пройти. Так формировался уже мой подход к делу, который я старался реализовать чуть позже, когда меня избрали президентом городской федерации борьбы, и затем, когда уже возглавил областную федерацию борьбы.

Дела федерации

Его появление в руководстве общественной организации на первых порах казалось удивительным, прежде всего ему самому. Ничего подобного он в тот момент не планировал, но ситуация сложилась так, что нужно было в кратчайшее время предпринимать решительные шаги, чтобы спасти залы борьбы в Областном доме физической культуры, где за многие десятилетия выросла плеяда мастеров, прославивших родной город и страну на всех континентах, на всех крупнейших соревнованиях, от чемпионатов Европы и мира до Олимпийских игр.
В те времена, когда многие спортивные базы перепрофилировались, превращались в склады, пивные и прочее в том же духе, и из борцовских залов Областного дома физической культуры вознамерились сделать казино. Узнав об этом, Рафаэль Самургашев решил, что не допустит этого ни за что. Но чтобы сохранить залы, нужно было, чтобы существовала городская федерация борьбы. Областная федерация, которую тогда возглавлял Петр Арменакович Чинибалаянц, была деятельной и авторитетной, однако передать ей в оперативное управление эти залы было юридически невозможно. Да и Чинибалаянц уже давно присматривался к Рафаэлю, видя в нем большой потенциал организатора. Он и убедил его взяться за эту непростую, но жизненно необходимую для дальнейшего развития этого вида спорта работу. В итоге Рафаэль был единогласно избран президентом городской федерации. Залы удалось отстоять, и они потом долго служили верой и правдой как основная учебно-тренировочная база борцов.
Петр Арменакович исподволь, умело и целенаправленно готовил Рафаэля к дальнейшей работе уже в качестве президента областной федерации. И когда почувствовал, что он к этой роли готов, передал бразды правления, сам все эти годы оставаясь рядом, мудрым советчиком, в качестве почетного президента федерации.
Благодаря этому было реализовано множество очень важных начинаний. Это и создание борцовских центров в общеобразовательных школах, куда по инициативе областной федерации были положены ковры, направлены квалифицированные тренеры, что позволило заметно активизировать всю работу по приобщению детей к этому прекрасному виду спорта.
Замечательной была инициатива проведения в Ростове международного турнира для возрастной группы кадетов, который стал доброй традицией. В нынешнем году он прошел в тринадцатый раз. И неизменно становится ярчайшим праздником для всех – юных атлетов, судей, специалистов, ветеранов борьбы, многочисленных любителей этого вида спорта. На трибунах постоянно аншлаг. Среди победителей и призеров этого турнира были спортсмены, которые затем завоевывали медали на чемпионатах мира, Европы, Олимпийских играх.
Чемпионами Олимпийских игр становились Ислам-Бека Альбиев, Роман Власов, призерами Олимпиад – Заур Курамагомедов, Арсен Джулфалакян. Награды на чемпионатах Европы и мира завоевывали несколько других атлетов, которые росли и мужали благодаря турниру на призы братьев Самургашевых. Он неизменно образцово организован, а о гостеприимстве и радушии хозяев вообще ходят легенды. Почетными гостями турнира в разные годы были трехкратный олимпийский чемпион, Герой России Александр Карелин, олимпийские чемпионы Левон Джулфалякян, Мнацакан Искандарян, Алексей Мишин, Хасан Бароев и многие другие.
Умело и последовательно формируется актив областной федерации, которая ныне действительно стала мощной общественной организацией, направляющей развитие спортивной борьбы по всем параметрам: от детского спорта до высшего мастерства, от развития базы до совершенствования календаря, от обеспечения преемственности в работе тренеров до пропаганды спортивной борьбы.
Показательно, как создавался клуб имени братьев Самургашевых. Сначала был создан специализированный зал, на базе которого затем была открыта школа имени братьев Самургашевых. Комплекс позволяет развивать не только борьбу, но и тяжелую атлетику, художественную гимнастику, теннис и другие виды спорта. Есть возможности для проживания, организации качественного питания, проведения учебно-тренировочных сборов. Это прекрасный пример того, как необходимо подходить к делу развития детского спорта. Как много, увы, детских спортивных школ, которые не имеют собственных спортивных баз, вынуждены работать на арендованных, что заметно снижает эффективность работы.
Большие усилия федерация прилагает для того, чтобы сдвинулся с мертвой точки вопрос о создании в Ростове специализированного дворца единоборств. То, что он необходим, сознают все. И если инициатива федерации будет поддержана, такая база в Ростове обязательно появится.
А какой важной и результативной стала инициатива областной федерации и лично Рафаэля Самургашева по увековечиванию памяти великих донских борцов и тренеров. На домах, где они жили, установлены мемориальные доски, памяти этих замечательных людей посвящаются традиционные соревнования, как правило, для детей. Развитие детского спорта, постоянный рост массовости охвата детей, поддержка тренеров, работающих с ними, для Рафаэля Самургашева приоритетны.
Не секрет, что во многих видах спорта очень остро стоит проблема привлечения молодежи в профессию тренера, обеспечения преемственности. В борьбе ситуация иная. В свое время Рафаэль Самургашев предпринял серьезные шаги, направленные на введение в тренерский цех, как говорится, свежей крови. Ряд ведущих атлетов, завершивших спортивную карьеру, был подготовлен и рекомендован для работы в училище олимпийского резерва. Они набираются опыта и все более уверенно проявляют себя как грамотные, перспективные наставники. И нынешние успехи донских борцов на юношеских и молодежных первенствах страны, Европы и мира – это результат их работы.
При этом сохранены и опытные тренерские кадры, сконцентрированные в центре спортивной подготовки, что позволяет молодым наставникам совершенствоваться и расти еще более целенаправленно. А ныне Рафаэль Самургашев выступил с новой инициативой: обратился в мэрию Ростова и городскую Думу с ходатайством о том, чтобы улицы в районах-новостройках получили имена олимпийских чемпионов. Причем он ведет речь не только о борцах – о представителях самых разных видов спорта, вписавших в летопись олимпийских побед ростовчан золотые страницы.
А не так давно работа областной федерации получила новый мощный импульс к развитию. Ее президентом был избран олимпийский чемпион, двукратный чемпион мира Вартерес Самургашев. Он вникает в новую для себя общественную работу, ищет современные пути решения многих проблем. А старший брат, как всегда, рядом, помогает советом, учит, поддерживает.
Сам же Рафаэль остается президентом Межрегиональной ассоциации общественных объединений спортивной борьбы Южного федерального округа. Это базовый регион, который традиционно очень солидно представлен в сборных командах страны по всем возрастным группам, включая и национальную команду. И от того, насколько системно и эффективно будет вестись работа по развитию всего комплекса спортивной борьбы, включая не только вольную и греко-римскую, но и женскую, зависит очень многое.

Сбывшаяся мечта – достигнутая цель

К своему пятидесятилетнему юбилею Рафаэль Самургашев подходит столь же деятельным и целеустремленным, как и десять, двадцать лет назад. В свое время, в тридцать пять лет, он сделал решительный шаг к тому, чтобы вернуться на ковер. И дело было не только в том, что хотелось снова ощутить неповторимую атмосферу борцовских состязаний. За время спортивной карьеры у него было немало травм: и ребра ломал, и сухожилия рвал, и мениск, правда, в том случае обошлось без операции, удалось, как говорят спортсмены, закачать, без негативных последствий. Но все это не только не остановило, но и наоборот – стимулировало его в желании вернуться на ковер. О главном мотиве возвращения он говорит так:
– Где-то году в 1995–1996-м, когда Вартерес уже начал показывать результаты, я решил вернуться на ковер, чтобы все время быть с ним рядом, на личном примере показывать, что, если захотеть, все можно преодолеть. Начал снова тренироваться в полной мере. И на Олимпиаду сам поехал только из-за этого. Попал в группу с казахом и кубинцем. Казах проиграл кубинцу, а я у него выиграл. Во встрече с казахом меня бы устроил даже один балл, но не дали ни одного, хотя, если подходить объективно, заработал я тогда несколько. Так что вполне мог пойти и выше, но остался девятым. Но это было совершенно неважно, главное, что Вартерес шел успешно. Отборочную группу, в которую он попал на Олимпиаде в Сиднее, сразу же окрестили «группой смерти». Там были чемпион мира 1997 года турок Сереф Эроглу и олимпийский чемпион Атланты поляк Влодзимеж Завадски. Выйти из нее и продолжить борьбу за олимпийское золото мог только один из них. Взвешивание проходило двадцать третьего сентября, а сами соревнования начинались на следующий день. Утренняя программа длилась с девяти тридцати до двенадцати. Обычно тренер называл Вартересу соперника перед схваткой, настраивал его именно на данный поединок. Поэтому я надеялся, что состав «группы смерти» он не узнает раньше времени. Но после взвешивания я увидел брата понуро сидящим, в далеко не лучшем расположении духа. На мой вопрос о причине такого настроения он только ткнул указательным пальцем правой руки куда-то себе за спину. Взглянув в указанном направлении, я все понял: на огромном электронном табло высвечивались фамилии попавших в эту группу.
Я понял, что никакие слова тут не помогут, а только усугубят ситуацию. В голове пронеслось, как когда-то, еще только начиная занятия борьбой, я задал ему вопрос о том, чего он хочет достичь. Честно сказать, ждал ответа в том смысле, что он хочет стать чемпионом страны, а он вдруг огорошил ответом. Чемпионом всего, сказал он тогда, как отрезал. И этот настрой – стать лучшим на мировом уровне – у него был всегда. Благодаря ему и готовности трудиться через не могу ради достижения этой цели он и пришел к участию в Олимпиаде. Он уже успел к тому времени выиграть чемпионат Европы, да еще и был признан на нем лучшим борцом.
Вот я как можно спокойнее и спросил его:
– А кто лучший борец Европы этого года?
– Я… – еще ничего не понимая, ответил он.
– Какой номер ты вытащил?
– Первый.
– Так докажи, что ты лучший борец Европы.
Я понял, что выбрал нужный тон, когда Вартерес, улыбаясь, ответил: «Я выиграю у них».
И слово свое он сдержал. Эроглу обыграл со счетом 6:2, а у Завадского выиграл 8:0. Кстати, он победил его и перед Олимпиадой – в финале международного турнира во Франции.
Утром двадцать пятого сентября Вартерес встретился в четвертьфинале с американцем Кевином Брекеном, который стремился провести схватку в жесткой манере, диктуя сопернику свою волю. Но брату удалось взять ход встречи под свой контроль и провести более результативные атаки, что принесло ему победу со счетом 11:5. Вечером того же дня Вартересу предстоял поединок со своим давним обидчиком – опытным и хорошо технически подготовленным Акакием Чачуа из команды Грузии. Именно он остудил пыл моего брата два года назад на чемпионате Европы, когда он дебютировал на состязаниях такого уровня среди взрослых. Тогда по ходу встречи Вартерес вел в счете, но так увлекся, что пропустил контрприем опытного борца и потерпел поражение. Но все поражения и победы самым тщательным образом разбирались, анализировались, делались соответствующие выводы, чтобы не допускать ошибок в дальнейшем. Брат стал на два года старше и значительно опытнее. И поэтому не предоставил Чачуа шанса выиграть. Одержав победу со счетом 7:4, Вартерес завоевал путевку в финал, обеспечив как минимум олимпийское серебро. И одновременно взял реванш за досадное поражение двухлетней давности.
А финал я провел на коленях, моля Бога за брата. Теперь я верю, что за несколько мгновений можно прожить всю жизнь. Я молил Бога в течение всей схватки, но именно за эти минуты перед моим мысленным взором промелькнуло все: наша семья, детство брата, его упорство в достижении цели и тернистый путь от вершины к вершине…
Двадцать шестого сентября финал был запланирован на семнадцать часов по местному времени. Распорядок дня было решено не менять. Утром Вартерес с тренером Сергеем Забейворота совершили обычную прогулку по олимпийской деревне. Вместе с ними был и Мурат Карданов, которому также предстояла финальная схватка. В полдень брат провел легкую, получасовую тренировку, чтобы поддержать общий тонус, потом были обед и сон.
Сергей Забйворота и мой брат Алик, который снимал на видеокамеру все схватки соперника по финалу – кубинца Хуана Луиса Марена, достаточно хорошо изучили тактику борьбы этого спортсмена и вместе с Вартересом выбрали не совсем обычный стиль схватки. В отличие от предыдущих поединков, когда брат вел активные действия, на этот раз он «вязал» руки своему сопернику, лишая возможности активно действовать. Именно за отсутствие активных действий Марен был поставлен в партер. Вартерес смог провести прием «накат», который оценили в один балл. Минимальный счет сохранился до конца положенных шести минут. Если ни одному из борцов не удавалось набрать три балла, по действовавшим тогда правилам назначался овертайм. Это был самый напряженный момент. Брат перевел кубинца в партер, заработав еще балл. А когда начал проводить «накат», тот не нашел ничего лучшего, кроме как выкручивать брату пальцы в попытке освободиться от захвата, что правилами запрещено. В итоге последовало предупреждение кубинцу, а Вартерес получил еще один, победный, золотой балл.
Он вспоминает, и те давние уже эмоции вновь оживают в душе. Как в неудержимом порыве, минуя всех и вся, вылетел тогда на ковер, взметнул Вартереса на руках. Как потом вся семья обнималась на трибуне. И отец коротко бросил старшему: ну что, ты все-таки своего добился, спасибо тебе. На что тот ответил: это мы всей семьей добились. И в том была святая правда. Они все вместе свершили то, что казалось невозможным. Главная вершина была покорена. Причем раньше, чем другая – чемпиона мира. Но пришло время, и Вартерес покорил и ее, причем дважды, как, кстати, и европейскую.

Выбивали ковер, укрепляя волю

Было достигнуто все, что только возможно в мировом спорте. Но не таков Рафаэль, чтобы уйти в спокойную колею, без порыва к какой-то новой цели. Он находил эти цели в работе на посту президента федерации, но и на ковре взял новые высоты. Четыре раза он выступал на чемпионатах мира среди ветеранов. Первый раз – в тридцать пять, когда завоевал высшую награду в категории до девяноста шести килограммов и был признан лучшим борцом чемпионата.
А затем трижды спорил за награды в тяжелом весе. И еще дважды становился первым. А один раз вынужден был довольствоваться серебряной наградой, но тогда, на чемпионате, проходившем в Венгрии, судьи слишком уж были заинтересованы в том, чтобы победил венгерский атлет. Реванш Рафаэль взял уже на следующем чемпионате – в Одессе, не оставив сопернику ни единого шанса, не отдав ему ни одного балла, как говорят борцы, раскатав противника по всем статьям. На том свои выступления на состязаниях среди ветеранов он завершил. Но на ковер продолжает выходить регулярно, много лет держит постоянный режим: тренировка каждое утро, с девяти до одиннадцати часов. Пробежка, игра в борцовский баскетбол, нагрузка на ковре.
Когда-то, еще в разгар спортивной карьеры, он получил травму спины, из-за которой месяца два не мог тренироваться. И почувствовал себя настолько плохо, что вынужден был обратиться к врачам. Вначале они даже диагностировали микроинфаркт, но затем разобрались, что причина такого состояния в другом. Как раз в том, что был такой перерыв в тренировках. На всю жизнь Рафаэль запомнил то, что сказал тогда ему опытный врач: ты не можешь не тренироваться, сердце большое, привыкло качать кровь в определенном режиме, и когда ты его этого лишаешь, вполне возможны проблемы. Поэтому даже в поездках по миру Самургашев не отступает от своего привычного правила – проводить тренировку каждый день. И каждый день с огромной благодарностью вспоминает, как отец в шесть утра поднимал его на пробежки, как он потом, когда сын увлекся борьбой, делал все от него зависящее, для того чтобы сын мог прогрессировать.
– Когда я по уровню мастерства еще не был достоин того, чтобы вызывали на сборы, он помогал, оплачивал эти сборы, чтобы я мог находиться там, учиться у сильнейших борцов, – поясняет Рафаэль. – И только благодаря его настойчивости, находясь на этих сборах, я научился бороться. Фактически я пришел сразу в институт, не пройдя до этого всей необходимой школы. И учился на профессиональных спортсменах, которых просил, чтобы меня брали в партнеры и, если можно так выразиться, выбивали мною ковер. Так и рос, укреплял волю и характер. Очень благодарен своему отцу за то, что не давал мне уйти с избранного курса ни на шаг, ни вправо, ни влево.
Окончив школу в 1980 году, Рафаэль, как и настаивал отец, озаботился получением высшего образования – поступил учиться во ВТУЗ. Неделю работал в центральной технологической лаборатории завода «Ростсельмаш», неделю учился в вузе – таков был подход в этом учебном заведении. В 1986 году окончил вуз и до 2001 года продолжал работать на «Ростсельмаше», здесь же и тренировался.
Особенно ему памятен тот период, когда была создана экспериментальная группа, объединившая перспективных борцов, которую начал тренировать один из самых ярких атлетов своего поколения – мастер спорта международного класса Василий Ларцев. Увы, это продлилось недолго. Памятно ему и то, что к победному для него первенству Советского Союза 1985 года его готовил такой неординарный мастер, как Виктор Фесенко, продолжатель дела своего отца, призера первого чемпионата СССР, прошедшего в 1924 году. Неугомонный, настойчивый, безгранично преданный борьбе Фесенко доставал его и дома. Семья, дети – тренера ничто не смущало, у него была задача подготовить Рафаэля к первенству страны, и он ее решил блестяще. В итоге на том первенстве Самургашев во всех поединках до финала отдал соперникам только один балл. А в финале боролся с соперником, который затем стал для него основным на многих соревнованиях – Потаповым. За тринадцать секунд до конца Рафаэль проигрывал 2:6, но сумел затем заработать пять баллов и выиграл 7:6. В поединках с Потаповым битвы разворачивались нешуточные; как правило, все решал один балл, склонявший чашу весов то в одну, то в другую сторону. По такому же сценарию развивался и финальный поединок между ними в Ростове, на международном турнире, посвященном памяти Ивана Поддубного. Тогда решающий балл сумел вырвать Рафаэль, который и стал чемпионом. А о том, каково было напряжение, можно судить по тому, что его маму, находившуюся в тот момент на трибуне, увезли в больницу. А с отцом то же самое произошло на первенстве СССР в Тамбове. Ох, тяжелое это дело – болеть за сына, когда он борется. А родители прошли все это четыре раза, с каждым из сыновей, но особенно, конечно, со старшим и с младшим. И радости, и боли – всему сопереживали родительские сердца. И это тоже – спорт. И в этом тоже секрет его огромной воспитательной силы.

«Родись такой, как я, сошел бы с ума»

Создание его собственной семьи также убеждает в этом. Он учился в десятом классе, когда познакомился с будущей женой – Татьяной, которая заканчивала в тот момент девятый. И вот уже тридцать лет они вместе, растят пятерых дочерей.
– Свою семью я строил по образу и подобию того, что было у деда, папы, – говорит Рафаэль. – И своих детей воспитываем в вере в Бога, уважении ко всем тем ценностям, которые прививали нам. Две старшие дочери уже вышли замуж. Лара подарила нам трех внуков – Атома, Рафика и Гарика. У Оли двое детей – Вовочка и Виктория. Три младших дочери – Таня, Аня и Анастасия – занимаются теннисом, учатся в США, в академии Ника Боллетьери, которая находится во Флориде. В ней учились сестры Уильямс, Курникова, тренируются Шарапова и многие другие известные мастера. Дочери захотели заниматься теннисом, и мне пришлось отдать их в эту академию. Летом они тренируются здесь, в «Олимпике», а зимой там. Возраст младших дочерей – пятнадцать, одиннадцать и восемь лет. Они не только прогрессируют в теннисе, но и в совершенстве овладели английским, теперь изучают испанский. Соревнуются, играют в своих возрастных группах. Что в итоге получится, знает один Бог. Но я доволен уже тем, что дочери занимаются делом, которое им нравится, целый день заняты на тренировках и учебе. Посмотрят мир, будут эрудированными. Что же касается спортивных результатов, то загадывать не будем.
Было время, когда я переживал, что Бог не дал мне сына. А сейчас думаю, что, может быть, это и к лучшему. Родился бы еще такой, как я, наверное, сошел бы с ума с ним. Девочки мою взрывоопасность как-то сглаживают. Человек-то я по натуре неспокойный, а нередко и неудержимый. Так что тем более благодарю Господа за нашу с Татьяной встречу и за всех пять дочерей. Это самое большое мое счастье.

Не из общего ряда

А теперь ответы на вопросы анкеты, которые добавят к портрету юбиляра немало ярких и убедительных штрихов.
– Любимое время года?
– Зима, осень. Многие, наоборот, любят весну и лето, когда намного комфортнее. Но я такой человек, как говорится, не из общего ряда. Когда большинству хорошо, мне как-то не очень. Вот когда тяжело и надо через трудности идти, мне это больше по душе.
– Время суток?
– Ночь. По режиму трудно жить, но я стараюсь его придерживаться. Правда, поздно засыпаю, но в восемь утра уже на ногах. Как говорится, кто рано встает, тому Бог дает.
– Любимое блюдо?
– В свое время очень сильно любил жареную картошку с котлетами. Сейчас стараюсь скорректировать питание, как говорится, держать форму, придерживаться более здорового питания. Поэтому больше овощей, фруктов, отварного, молотого. Картошку с хлебом вообще убрал из рациона.
– Напиток?
– Чистая негазированная вода. А из спиртного – водка. Правда, с нею у меня так: не могу, как иные, выпить пятьдесят-сто граммов – и все. Такого просто не понимаю. Если уж сел в хорошей компании, то, как говорится, от души, с удовольствием. Но когда, например, жара – никогда не сяду. В какие-то моменты могу вообще к спиртному не притрагиваться, это без проблем.
– Цвет?
– Черный и белый.
– Праздник?
– В первую очередь – Пасха, День Победы, Новый год. Вера, семья, преданность родине – это основа основ, это святое.
– Книга?
– Если честно, мне всегда легче уловить суть из устной речи. В школе, институте моментально все схватывал, как говорится, на лету. Знания всегда стремился и стремлюсь получить, но больше из личного общения с разными людьми, Интернета, средств массовой информации. Если чего-то не знаю, никогда не стесняюсь спросить тех, кто в этой сфере лучше разбирается. Учиться нужно постоянно, так что чем больше задаю вопросов, тем больше получаю важных для себя ответов.
– Музыка?
– Прокофьев, Хачатурян… Эпические, патриотические, национальные мелодии.
– Фильм?
– Все кинокомедии Гайдая.
– Актер?
– Есть великие, конечно – Евстигнеев, Смоктуновский. Есть выдающиеся комедийные, как те же Фрунзик Мкртчян, Савелий Крамаров.
– Вид спорта, кроме вашего?
– Сейчас это однозначно теннис. Когда дочери увлеклись им, я и сам попробовал. Оказалось, что это очень хороший вид спорта, дающий человеку многое не только в плане чисто физической подготовки. В нем надо уметь думать и принимать правильные решения столь же быстро, как и на ковре. А сколько динамики, красоты… Теперь и сам играю, мне очень нравится.
– Страна, город?
– Россия, Ростов-на-Дону.
– Любимый вид досуга?
– Очень люблю путешествовать и стараюсь это делать регулярно. Все время куда-то еду, с удовольствием возвращаюсь домой, чувства, которые тебя обуревают в этот момент, порой и словами не передать. И снова еду, и снова возвращаюсь. Уже объездил весь мир. То и дело приходится слышать: у нас и то плохо, и это, мол, где-то за рубежом намного лучше. А я скажу так: везде есть свои проблемы, и нередко они примерно те же самые, что и у нас. Разница в менталитете. Я вижу тех людей, которые уехали за рубеж на постоянное жительство. Да, в чем-то им стало комфортнее, но в чем-то очень существенном – значительно сложнее. И там они не стали своими, и здесь уже не свои.
– Марка автомобиля?
– По мне, в мире есть только одна марка автомобиля – «Мерседес», а все остальное – это просто машины.

Шестая касса

– Любимое изречение или девиз в жизни?
– Девиз один – идти только вперед, не останавливаться на достигнутом. Это самое главное в большом и малом. И детям своим это стараюсь внушить. И Вартересу в свое время объяснял. Даже для убедительности привел его как-то на аэровокзале в Москве к кассам. А было это в те времена, когда билет было сложно купить. И спрашиваю: что сделаешь, если в трех кассах тебе скажут, что билетов нет? Он отвечает: не знаю. Я ему: надо идти дальше, в четвертую, пятую… А он в ответ: какой же смысл, все равно не будет. Ну вот давай, попробуй. И что вы думаете – в шестой кассе билет нашелся. Дед мне говорил: жизнь такова, всегда будут сложности, проблемы, которые, на первый взгляд, и решить невозможно; никогда не опускай руки, не останавливайся, добейся цели, которую перед собой поставил.
– Вот вспомнил фотографию, на которой совсем еще маленький Вартерес сидит рядом с Александром Карелиным. Вы как-то сказали мне, что он там оказался совершенно не случайно.
– Конечно, я эту цель ставил для себя с первой минуты: добиться самых больших побед в спорте. А когда по разным причинам у самого не все получилось, пришлось это дело довести до конца уже с младшим братом.
– Вартерес говорит, что если бы не ваша поддержка, столь блестящая спортивная карьера была бы просто невозможна.
– Не умаляя того, что делал я, самое главное все-таки в нем самом, он очень хотел этого сам – это ключ ко всему, что потом произошло. Остальное нужно было только чуточку корректировать, подправлять. Каким бы одаренным ни был ребенок, если у него нет страстного желания добиться максимума, что бы ни делали те, кто рядом, ничего не получится. Ему хотелось добиваться результатов, быть в этом стремлении похожим на меня. И он выполнял задания на сто процентов, его не нужно было подгонять и контролировать, все делал на совесть. У него это действительно было в крови. А если и случались когда-то моменты, что не выдерживал, то это быстро лечилось, и он вновь становился в русло и упорно шел вперед.
– Историческая личность, с которой хотели бы пообщаться, будь такая возможность?
– С правителями страны, которые к нашему государству только присоединяли. Это было нелегко, но потому и остались эти люди в истории как великие. А те, кто в лучшем случае удерживали, а в худшем отдавали, лично мне уже куда меньше интересны. Мне нравится жесткий кулак и мудрость тех, кто собирал.
– Самая большая ваша удача?
– Это моя семья – супруга, дочери.
– Самое горькое разочарование?
– Смерть деда. Для меня это была огромная потеря, самая страшная.
– Наиболее памятный турнир?
– Первенство Вооруженных сил среди молодежи. До этого я все что только можно проигрывал, а тут дошел до финала. И в поединке за первое место вел со счетом 8:0. По существовавшим тогда правилам, если бы заработал еще два балла и счет стал 10:0, мне была бы присуждена досрочная победа. Это было в Житомире, боролся с Юрой Ковалевым с Украины. До конца первого периода еще была возможность провести «накат» и заработать эти два балла, но я этого не сделал. А боролся в категории до восьмидесяти двух килограммов, согнал вес. Тогда я был в спортроте, в армии, и у меня только начинало что-то получаться после длительного периода неудач. Как меня настраивали всеми возможными и невозможными средствами Сергей Забейворота и Михаил Трофименко, которые тоже участвовали в этих соревнованиях! Самым эффективным оказалось – дать перед выходом на ковер хорошенького тумака, чтобы разозлился. Вот мне они его регулярно перед схватками и отвешивали. А раз все шло хорошо, менять методу никто не хотел, включая и меня самого. Кстати, оба они тогда стали победителями. А я во втором периоде умудрился проиграть сопернику десять баллов. Сам-то в атаке хорошо делал «накат» и поднимал на задний пояс, а вот в защите от этих же приемов стоял неважно. А соперник их делал не хуже моего, вот и стал окончательный счет на табло 10:8 в его пользу.
– Есть неосуществленная спортивная мечта?
– Все у меня осуществилось; что планировал – было достигнуто. Не лично самим, так с помощью младшего брата. Но это уже неважно, главное – что все вершины мы вместе покорили.
– Снятся ли вам спортивные сны?
– Да, и особенно тогда, когда по каким-то причинам не выхожу на ковер. Вот он и начинает сниться – борьба, поединок, битва… И сразу вновь иду на ковер.
– Что отнесли бы к достоинствам вашего характера?
– Настойчивость.
– А недостатки?
– Вспыльчивость. Правда, довольно быстро потом отхожу, но это уже второе. Понимаю, что такие взрывы эмоций никому ничего хорошего не приносят, особенно тем, кто рядом, – родным, близким, друзьям. Стараюсь сдерживаться, но все равно бывает.
– Когда такое случается, особенно важно, чтобы те, кто рядом, понимали.
– Поэтому у нас и создается такой коллектив. И он в основе своей уже создан. Мы понимаем друг друга, не обижаемся. У каждого есть свои плюсы и минусы, свои недостатки. Если в коллективе это понимают, умеют отделить главное от второстепенного – тогда это и есть в полном смысле слова коллектив. А если этого понимания нет, это не коллектив, и ничего общего не получится. Серьезных дел и достижений не будет.
– А в семье?
– То же самое и в семье. Близкие понимают, что я могу вспылить. Жена и дети знают: если даже такое случится, или они подойдут первыми, или я. Мы долго не можем обижаться друг на друга, понимаем, что есть главное, которое и делает нас настоящей семьей. Видим уже по ситуации – отошел или не отошел, уже можно шутить, смеяться, веселиться. Находим общий язык, поэтому это и семья. А если будем только обижаться, это уже не семья будет, в том смысле, как мы ее понимаем.

Пропадает цель – наступает апатия

– Вредные привычки?
– Опять водка.
– Что привлекает в людях?
– Искренность и порядочность.
– Что отталкивает?
– Прямые противоположности этих качеств, которых, увы, в последнее время стало намного больше. Неискренность, ложь, негодяйство… Увы, с этим приходится сталкиваться слишком часто. Человек идет на обман, даже не задумываясь, не сознавая, что в итоге творит, лишь бы получить выгоду лично для себя. А ведь в России были времена, когда достаточно было честного слова человека, которое было гарантией. Репутацию ценили; если человек ее запятнал ложью или чем-то иным недостойным, общество его отторгало. А сегодня пруд пруди примеров, когда порядочного, профессионального человека гнобят, а негодяи – процветают. Компетентность не нужна, в цене совершенно иное.
– Как относитесь к животным?
– Очень люблю. Из-за этого и на охоту не езжу. Могу просто поехать в лес, посмотреть, насладиться красотой природы. Дома у меня были собаки, но расставание с этими верными друзьями дается так тяжело, поэтому сейчас собак не держу.
– Хобби?
– Путешествия. Катание на лыжах, зимних или водных.
– Идеальный отпуск – место, время?
– Вот этого я не могу никогда определить. У меня никогда не было ни точного места, ни точного времени. В любой момент – сел и поехал.
– А как предпочитаете отдыхать в будни?
– Спокойно прийти домой, общаться с детьми, что-то интересное посмотреть по телевизору.
– Мечта?
– Я бы употребил более точное слово – цель. То, о чем изначально мечталось, становилось целями. Нередко на первый взгляд некоторые из них казались недостижимыми, но в итоге все получалось, как бы сложно порой ни было. Вот и сейчас я не могу сказать, что это мечты, это именно цели, они перешли в эту стадию. Поэтому я думаю, что они будут появляться снова и снова, по мере достижения предыдущих. Как только у меня пропадает цель, наступает какая-то апатия, а я это состояние не только не люблю, но и побаиваюсь его.
– Какая страна, кроме России, ближе всего вам по духу?
– Нет такой страны, только Россия. Повторяю, я повидал мир, во многих странах пожил и убедился, что проблемы есть везде. Просто издалека они меньше видны, а когда окунешься в жизнь там, вникнешь, увидишь, что проблемы примерно те же. Так что лучше родины ничего нет.
– Если бы не стали спортсменом, кем бы могли стать?
– Скорее всего, не стал бы никем, я был очень балованный и слабый ребенок.
– После спорта, это факт, многим очень сложно находить себя в обычной жизни. Как было у вас, как нашли себя на месте руководителя федерации?
– Не я нашел. Большое спасибо хочу сказать Петру Арменаковичу Чинибалаянцу, который увидел во мне какой-то потенциал, организаторские способности и направил все в правильное русло. Девяностые годы, время было сложное, начался упадок всего, в том числе и спорта. Из каждого помещения хотели сделать торговую точку, склад или казино. Так произошло, что ко мне обратились люди и сказали, что из залов борьбы областного дома физкультуры намереваются сделать казино. У меня были считаные дни для того, чтобы этого не допустить. И у меня это получилось. Контракт был расторгнут, залы остались служить спорту, борьбе, детям.
Чтобы эта база могла быть кем-то арендована, нужна была городская федерация. А в тот момент существовала только областная, но передать залы в безвозмездное пользование могли только федерации города. Пришлось открывать такую, на чем настоял Петр Арменакович Чинибалаянц, возглавлявший в то время областную федерацию. И меня избрали президентом. Честно говоря, я не планировал ничего подобного. Но когда узнал, что залы хотят отобрать под казино, возмущению не было предела. В этих залах выросли поколения борцов, прославивших Ростов и всю страну во всем мире, и вдруг – казино. Это я делал не из-за того, что мне было что-то нужно, а для того, чтобы дети там тренировались, отвлекались от улицы, становились сильнее не только физически, но и духовно. Это были первые шаги, а потом Петр Арменакович начал меня обучать, подсказывать, советовать, корректно направлять, вот так и сделал из меня руководителя.
– Потенциал для этого у вас всегда был.
– Возможно, но он вполне мог уйти в другом направлении. Но, с другой стороны, когда речь шла о борьбе, моем родном виде спорта, о его будущем, достаточно было чиркнуть спичкой, чтобы я загорелся – вперед, доказывать, что наша команда лучшая. И у меня рос брат, который хотел достичь результатов, быть похожим на меня. Это меня стимулировало автоматически. Так и оказался завязан с двух сторон; как говорится, стояли рельсы, и сойти с них было уже невозможно.
– Когда Вартерес завершил карьеру, у вас, наверное, был непростой этап: не стало очень мощного стимула, главные цели были достигнуты.
– Да, было такое. Мы долго думали с Петром Арменаковичем, Василием Васильевичем Ларцевым, другими уважаемыми мною людьми. Было принято решение, что в областную федерацию нужно влить свежую кровь. Вартереса избрали президентом, а я остался президентом ассоциации ЮФО, помогаю брату вникнуть в новое для него дело. Он видит пути, как сделать работу федерации еще более современной, динамичной, эффективной. И я благодаря этому начинаю вновь заводиться, мне становится интересно: новые цели, движение к ним. Самое главное, сегодня опять забурлила кровь в федерации, мы должны это использовать для качественной работы с детьми, воспитания новых олимпийцев.
– В детстве кем хотели стать?
– Когда был маленький, хотел стать как папа – директором магазина. А потом стремился к спортивным результатам, хотел стать чемпионом Европы, мира, Олимпийских игр. И поэтапно становился чемпионом республики, СССР, Кубка страны, чемпионом мира среди профсоюзных спортсменов. А потом, уже с Вартересом, мы выиграли все, чего не удалось достичь мне самому.
– Были ли у вас кумиры, на кого хотели равняться в детстве?
– Опять-таки спасибо семье – это дедушка, папа, мама. И хотя деда и отца, увы, уже нет в живых, я все равно продолжаю у них учиться. Мне и сегодня много чему можно и нужно учиться.
– От родителей в детстве перепадало?
– Еще как, и только мне одному как старшему. За все, в том числе и за младших.
– Что больше всего цените в женщинах?
– Ум, красоту и желательно молчаливость. Правда, это уж слишком несбыточная мечта, иной раз кажется, что всех особ прекрасного пола в этом отношении одна мама родила.
– Менялись ли ваши критерии отношения к женщине с возрастом?
– Нет. Как пацан влюбился еще в юности в свою жену и до сих пор ее очень сильно люблю. Спасибо ей, что она прошла со мной за эти тридцать лет все тяготы, невзгоды, которые были раньше. Что и сегодня делит со мной и радости, и невзгоды. Я ей очень благодарен. Раньше ей было очень тяжело, в моменты моего становления, моей борьбы, потом опять становления, теперь уже новой борьбы, когда ездили с Вартересом… Она всегда меня понимала и поддерживала.

– Как познакомились с супругой?

– В школе, на вечере, посвященном Седьмому ноября. Я учился в десятом, а она в девятом классе.
Когда же ты повзрослеешь?
– За последнее время приобрели новых друзей или потеряли старых?
– Я уже в таком возрасте, когда можно только терять, дай бог, чтобы такого как можно дольше не было. Настоящих друзей много не бывает, у меня, к примеру, их двое. Правда, мне повезло, что есть еще много братьев, но друзей не должно и не может быть много. Кстати, оба друга стали мне родственниками: у одного я крестил дочь, а другого и самого крестил, как и его детей.
– Как относитесь к анекдотам?
– Очень хорошо. Иногда и сам рассказываю, но, случается, и забываю, однако слушаю всегда с неизменным интересом.
– Можете вспомнить веселый случай из спортивной жизни?
– Есть очень много смешных случаев, касающихся нашего поколения борцов – Сергея Забейворота, Михаила Трофименко, Сергея Дюдяева и многих других, но предавать их публичности вряд ли будет правильно. Лучше мы будем вспоминать о них в своем кругу.
– Что может оттолкнуть вас при знакомстве с человеком?
– Грязная обувь.
– О чем вас бесполезно просить?
– Занять денег. Правильно говорят: хочешь найти врага – займи денег.
– О каком не совершенном поступке жалеете?
– Все, что хотел, я обязательно делал. Поэтому и жалеть не о чем.
– Какую книгу вы бы не позволили прочесть своим детям?
– О всяких ужасах, низменных вещах в духовном и нравственном смысле. Но надо всегда помнить, что просто запретами мало чего в воспитании можно добиться. Надо постараться так сформировать личности детей, чтобы они сами могли дать правильную оценку всему, с чем сталкивает жизнь, и сохранить себя как личности.
– Нелюбимая еда?
– Манная каша. Сколько себя помню, съесть хотя бы ложку давалось мне с огромным трудом.
– Нелюбимая одежда?
– Да не было такого… В молодости галстук не любил надевать, но это знакомо многим борцам, шея-то – соответствующая виду спорта. Но потом ничего, привык. А сейчас тем более – похудел, шея уже не та.
– Что для вас труднее: выслушивать слова благодарности или извинения?
– Для меня однозначно благодарности.
– Что можете сделать своими руками?
– Очень многое. С другом и камень клали, и с деревом работали, когда строил прихожую. На заводе и детали точил. Любую работу могу освоить, этого совершенно не боюсь.
– Какое свойство юности мечтали бы вернуть?
– А я его как раз и не терял. Как говорил мой папа, царствие ему небесное: когда же ты повзрослеешь? А я отвечал, что даже и не собираюсь, всегда останусь в чем-то мальчишкой. Чувствую себя таким же, как в юности, так же себя веду, так же шучу. В иных ситуациях, правда, приходится сдерживаться, но мальчишка все равно рвется наружу.
– Сумма наличных денег, без которой чувствуете себя некомфортно?
– А я вообще без денег хожу – и не нервничаю. За свою жизнь прошел все – сегодня деньги есть, завтра их нет. Это жизнь, и проблем по этому поводу себе создавать не стоит.
– На что ежедневно не хватает времени?
– Очень стыдно говорить, но на самое главное – почаще заезжать к маме. И это при том, что живем практически в двух шагах друг от друга. Конечно, мы всегда общаемся по телефону, но прекрасно понимаю, что мама всегда ждет. Так что тут не о нехватке времени нужно говорить, а о совести сына. Это же мама, которая сделала для нас все, и ей нужно уделять как можно больше времени.
– Идеал женщины?
– Мама, жена, тетя.
– Идеал мужчины?
– Дедушка, папа.
– Элемент комфорта, без которого труднее всего обойтись?
– К комфорту, естественно, привыкаешь. Но для меня нет никакой проблемы оказаться даже в самых спартанских условиях. За спортивную жизнь прошел все: и спали в залах на коврах, и ездили в общих вагонах поездов. Когда выпадаешь из привычного комфорта, самое тяжелое – это первые пара часов, а потом привыкаешь. Я в этом плане перестраиваюсь очень быстро.
– Есть реалии советской жизни, по которым скучаете?
– Да, конечно, их немало. Та же система спорта, которая была лучшей в мире, возможности для каждого ребенка заниматься любимым видом, раскрыть свои способности. Постоянная уверенность в завтрашнем дне. Гордость за страну, которую в мире уважали. А это происходило, в первую очередь, потому, что боялись. И всем гражданам было приятно, что мы сильные. Сегодня мы, конечно, набираем, но хотелось бы дойти до того уровня, что был.
– Можете назвать три характерных приметы современной России?
– Потеряны патриотизм, уважение, гордость. Нередко даже приходится объяснять, что когда звучит гимн страны, принято всем вставать. Восстанавливать все это нужно, как говорится, с молоком матери. В генах должен быть патриотизм. А возьмите проблемы межнациональных отношений. Мы в свое время росли, и для нас совершенно неважно было, кто какой национальности. Всегда судили и до сих пор судим по тому, порядочный это человек или нет. А его вероисповедание или национальность никакой роли не играют. У меня друзья по всему бывшему Союзу; куда бы ни позвонил или ни приехал, все рады от души, все проблемы мгновенно решаются. Какой бы национальности или вероисповедания ни был каждый из нас, мы всегда вместе и в радости, и в горе, помогаем, поддерживаем друг друга. А те, кто стремится постоянно нагнетать, так или иначе разыгрывать национальную карту в угоду каким-то своим меркантильным интересам, это враги нашей страны. Это должно решительно пресекаться.
– Сколько дней отпуска можете позволить себе за один раз?
– Дольше двух недель не выдерживаю нигде, это максимум. А самое комфортное – семь-десять дней.
– Будь возможность позвонить в прошлое, кому бы позвонили?
– Дедушке. Я верю в то, что его душа с нами и он знает все. Было бы очень интересно и крайне поучительно выслушать его мнение о том, что произошло и что еще произойдет.
– На какой вид благотворительности вы бы с удовольствием тратили деньги?
– Только на детей, чтобы они тренировались, росли, добивались успехов. По мере сил я это и делаю.
– Что в людях раздражает больше всего?
– Хамство.
– Какой из смертных грехов (гордыня, зависть, алчность, чревоугодие, похоть, уныние, гнев) кажется вам не таким уж смертным?
– Гнев. Остальное все – негодяйское. Понимаю, что и гнев – это плохо, что могу своим взрывом обидеть человека. И поэтому часто извиняюсь за то, что не сдержался.
– Житейская мечта?
– Чтобы на наших детях и внуках не останавливался род, достойно продолжалась фамилия. Чтобы наша спортивная семья продолжала свои традиции не только в борьбе. Чтобы были здоровы и счастливы, чтобы Бог хранил всех нас.
Александр МИТРОПОЛЬСКИЙ
Фото из архива семьи Самургашевых

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вы можете использовать эти HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>